• Движение Наши
  • идеолог кремля
  • Помощник Президента
  • руководитель аппарата правительства
Рейтинг: 38/100
Единая Россия Партия “Единая Россия”
Федеральные чиновники

Сурков
Владислав Юрьевич

21 Сентября 1964 (52 года), с. Дуба-Юрт, Чечено-Ингушская АССР

Помощник президента Российской Федерации с 20.09.2013

Сурков Владислав Юрьевич Помощник президента Российской Федерации
Сурков Владислав Юрьевич Замполит Помощник президента Российской Федерации 4,4
Семья
Первая жена — Юлия Петровна Вишневская (фамилия по первому мужу), в девичестве Лукоянова (р. 24 декабря 1966 г.), создательница Музея уникальных кукол в Москве, проживает в Лондоне. Вторая жена — Наталия Васильевна Дубовицкая (р. 15 декабря 1973 г.), заместитель генерального директора по связям с общественностью ОАО «Группа промышленных предприятий РКП». До 1998 года работала личным секретарём Суркова. В 1998—2006 гг. — глава фирмы «Мастерская изящных решений XXI век», специализирующейся на дизайне интерьеров. По официальным данным, за 2010 год заработала 85,2 млн рублей, за 2011-й — 125,2 Дети: Артём Сурков (1987 г.) — сын Юлии Вишневской от первого брака, был усыновлён Сурковым в младенчестве; во втором браке у Суркова родилось трое детей: Роман (2002 г.), Мария (2004 г.) и Тимур (2010 г.).
Последняя цитата:
Переговоры с Викторией Нуланд были своеобразным мозговым штурмом
Увлечения
Увлекается написанием симфонической музыки и рассказов. Любит играть на гитаре. Принял участие в создании альбомов «Полуострова» и «Полуострова 2» совместно с Вадимом Самойловым в качестве автора текстов. Имеет тесные связи среди деятелей русского рока. Большое внимание прессы привлекла его встреча с известными рок-музыкантами, организованная им и Борисом Гребенщиковым. На встрече присутствовали участники групп БИ-2, Сплин, Чайф, Вячеслав Бутусов, Земфира, продюсеры Дмитрий Гройсман и Александр Пономарёв. Летом 2009 года в газете «Ведомости» появилось предположение, что Сурков является настоящим автором романа «Околоноля», опубликованного ранее в приложении к журналу «Русский пионер» (автором был заявлен некий Натан Дубовицкий, что созвучно с именем и фамилией жены Суркова)
Амбиции
Голые амбиции, лучше одетых поражений.Народная мудрость
Карикатуры
Видео

Соратники:

Оппоненты:

Биография
Подлинное место рождения Владислава Суркова долгое время оставалось неясно. По данным сайта президента России, Владислав Сурков родился в селе Солнцеве Липецкой области. По утверждению его отца — в селе Дуба-Юрт Чечено-Ингушской Автономной Республики. В интервью журналу Der Spiegel Сурков заявил, что он первые пять лет прожил в Чечне. Имя Владислава Суркова при рождении — Дудаев Асланбек Андарбекович. После развода мать дала пятилетнему сыну свою фамилию и сменила отчество на «Юрьевич». Согласно другому расследованию газеты «Известия», при поступлении в школу и институт он уже именовался Владислав Юрьевич Сурков и на то же имя получил паспорт. В 1983—1985 годах служил в Советской армии, в одной из артиллерийских частей Южной группы войск в Венгрии. В 2000-е годы министр обороны России Сергей Иванов рассказал, что Сурков проходил срочную службу в спецназе Главного разведывательного управления[18]. Данный факт подтвердил также отец Суркова. В 1987 году возглавил рекламный отдел руководимого Михаилом Ходорковским Центра межотраслевых научно-технических программ Фонда молодёжной инициативы при Фрунзенском райкоме ВЛКСМ г. Москвы. Сначала работал там в качестве телохранителя Ходорковского. В 1988 году возглавлял агентство рыночных коммуникаций «Метапресс». В 1992 году — президент, вице-президент Российской ассоциации рекламодателей. В 1991—1996 годах занимал руководящие должности в Объединении кредитно-финансовых предприятий «Менатеп» (которое в то время возглавлял Михаил Ходорковский), в дальнейшем — банка «Менатеп». В 1996—1997 годах — заместитель руководителя, руководитель Департамента по связям с общественностью ЗАО «Роспром». В 1998—1999 годах — первый заместитель генерального директора, директор по связям с общественностью ОАО «Общественное российское телевидение». В 1999 году — помощник руководителя Администрации Президента Российской Федерации. С августа 1999 года — заместитель руководителя Администрации Президента Российской Федерации. Считается одним из создателей и идеологов партии «Единая Россия». С марта 2004 года — заместитель руководителя Администрации Президента Российской Федерации — помощник Президента Российской Федерации. В августе 2004 года вошёл в совет директоров ОАО «АК Транснефтепродукт», в сентябре того же года — избран председателем совета директоров компании. С 15 мая 2008 года — первый заместитель руководителя администрации Президента Российской Федерации. 31 декабря 2009 года назначен руководителем рабочей группы «по разработке проекта создания территориально обособленного комплекса для развития исследований и разработок и коммерциализации их результатов». В июне 2010 года вошёл в состав Попечительского совета Фонда «Сколково». С 2010 года — член попечительского совета Фонда «Сколково». 27 декабря 2011 года — назначен заместителем Председателя Правительства Российской Федерации. 21 мая 2012 года назначен заместителем председателя Правительства Российской Федерации — руководителем аппарата Правительства Российской Федерации. 9 июня 2012 года назначен главой Правительственной комиссии по развитию телерадиовещания. В июне 2012 Суркову поручено курировать средства массовой информации, юстицию, взаимодействие с судами и прокуратурой, статистику. С 12 августа 2012 по 9 сентября 2013 — председатель Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ. К концу лета 2012, по оценкам журналистов и собеседников издания «РБК Daily», окончательно замкнул все кадровые вопросы в правительстве на себя. 8 мая 2013 года уволен Путиным с поста заместителя председателя Правительства Российской Федерации — с формулировкой «по собственному желанию». С 20 сентября 2013 года — помощник президента Российской Федерации. Занимается вопросами взаимоотношений с Абхазией и Южной Осетией. В начале 2014 года Сурков занимался тайной дипломатией в качестве представителя российского президента на Украине, о чём свидетельствуют анонимные источники, близкие к Кремлю и две поездки Суркова (в конце января и 14 февраля 2014) в Киев к В.Януковичу В мае 2014 года в качестве помощника президента РФ выезжал в Абхазию и пытался урегулировать внутриполитический кризис в республике
Образование
Окончил среднюю школу № 1 города Скопин Рязанской области. Учился в Московском институте стали и сплавов (МИСиС) в 1982—1983 годах и три года — в Московском институте культуры на факультете режиссуры массовых театрализованных представлений, но не окончил эти вузы. В конце 1990-х годов окончил Международный университет в Москве, магистр экономических наук. Обладатель профессионального сертификата в области связей с общественностью РАСО. Свободно владеет английским языком.
Портрет
Жизненный путь Владислава Юрьевича Суркова, в отличие от других представителей российской политической элиты, которые имеют вполне благообразные биографии выходцев из партийно-комсомольской номенклатуры или из КГБ, во многом покрыт завесой тайны. Начнем с того, что в точности неизвестно даже место, где родился будущий создатель «суверенной демократии». Если за право быть местом рождения Гомера спорили семь городов Эллады, то за право быть малой родиной Суркова спорят четыре населенных пункта. Да и вообще Владислав Юрьевич Сурков на самом деле вовсе не Владислав Юрьевич Сурков, а Асланбек Андарбекович Дудаев.

Началось все с того, что в далеком 1959 году из города Чаплыгина, Липецкой области приехала в Шалинский район Чечено-Ингушской АССР молодая учительница географии Зоя Антоновна Суркова. Ей не сиделось в родной области, она считала, что свой потенциал педагога она сможет раскрыть только в далеком неизведанном краю. В то время молодым специалистам уезжать по распределению как можно дальше от дома было не только не зазорным, но и почетным. К тому же сказывались гены: ее отец тоже в свое время приехал по комсомольской путевке в Раненбургский уезд Рязанской губернии проводить коллективизацию, где женился на местной комсомольской активистке, русифицировав заодно свои имя и фамилию, став из Арона Антоном, а из Суркина – Сурковым.

Шалинский РОНО направил Зою Антоновну в село Дуба-Юрт, где она познакомилась со своим коллегой, учителем начальных классов красавцем Андарбеком, который любил себя называть на русский манер Юрой. Этот Юра сумел покорить сердце Зои, и вскоре они поженились. Правда, родители Андарбека были категорически против его брака с русской женщиной и даже слышать не желали о своей новой невестке. Не смягчились они даже после того, как у Зои и Андарбека родился сын, которого назвали Асланбеком, в честь Асланбека Шарипова, активного борца за Советскую власть в Чечне. Следует отметить, что на свет он появился в городе Шали, поскольку там во всем районе имелся только один родильный дом.

Однако в справочной информации как место рождения Суркова указываются село Дуба-Юрт, город Чаплыгин и даже село Солнцево, Чаплыгинского района, Липецкой области, откуда родом была мать Зои Антоновны.

Только в 1967 году Данилбек Дудаев сменил гнев на милость, приехал в Дуба-Юрт и навестил молодых. Внук, маленький Асик так тронул его сердце, что он даже пригласил все семейство жить в Грозный.

Дудаев-старший был не последним человеком в республиканской номенклатуре, поэтому сумел пробить им квартиру в новостройке, устроить сына помощником режиссера на телевидение, а невестку – в одну из грозненских школ. Казалось, жизнь в семействе Дудаевых окончательно наладилась.

Но это только казалось. Вскоре Юрия-Андарбека пригласили на собеседование в очень серьезную структуру, а именно – в Первое главное управление КГБ СССР (внешняя разведка). А когда он не прошел туда отбор, то его призвали в армию и направили на учебу в одну из ленинградских военных академий. Андарбек Дудаев уехал в город на Неве, однако жену и сына с собой не взял. Более того, он в течение двух лет не приезжал в Грозный и даже не писал и не звонил своей супруге, как будто бы ее у него не было. Зоя Антоновна поняла, что ее семья разрушена, поэтому, поблагодарив за заботу свекра и свекровь, расторгла брак и уехала из Грозного, забрав с собой пятилетнего Асланбека.

После развода с мужем Зоя Антоновна поселилась в небольшом городке Скопине Рязанской области, где стала учительницей географии в восьмилетней школе № 65, куда спустя два года пошел в первый класс ее сын. Кстати, мальчику после развода поменяли свидетельство о рождении, в котором он из Дудаева Ансланбека Андарбековича стал Сурковым Владиславом Юрьевичем. Фамилию он получил от матери, отчество – по «неформальному» имени отца (кстати, вскоре после развода Андарбек Дудаев официально сменил свое имя на Юрий), а вот с именем получилось весьма интересно. Как уже отмечалось, отец и чеченские дедушка и бабушка называли мальчика Асиком, а мама – Славиком (так она на свой манер сократила имя Асланбек). При получении же нового свидетельства о рождении Асланбека почему-то записали Владиславом.

В школе Слава учился хорошо, учителям не грубил, выступал в самодеятельности, одним словом маму не позорил. Не имел он конфликтов и с одноклассниками, наоборот, уже тогда начал проявлять лидерские задатки. Например, он не только самостоятельно научился играть в хоккей, но и организовал команду, в которой, разумеется, стал капитаном. После окончания восьми классов с отличием Слава перешел в десятилетнюю школу № 1, тогда как его мать осталась преподавать в прежней школе.

В старших классах Владислав продолжал учиться на «отлично». В итоговом аттестате он имел только три «четверки»: по физкультуре, труду и черчению. Причем отметка по первому предмету не была отличной исключительно из-за того, что Слава и физрук «не сошлись характерами».

В школе Сурков слыл «эстетом», слушал модные тогда Pink Floyd и Deep Purple, баловался сочинительством, имел весьма острый язык. Объектами его острот были как соученики, так и учителя, из-за чего Владислав неоднократно имел «серьезные беседы» в кабинете у завуча и директора. В комсомол он вступил, но активистом не был. Его участие в комсомольской жизни класса ограничивалось исключительно присутствием на собраниях и сдачей взносов.

Окончив десять классов, Слава поспешил уехать из Скопина. В этом маленьком городке амбициозному молодому человеку было делать абсолютно нечего, к тому же у него не сложились отношения с отчимом, вторым мужем матери.

Приехав в Москву, Сурков без труда поступил в Московский институт стали и сплавов, на факультет черных металлов и сплавов. Здесь он нашел себе в общежитие хорошую компанию, так же как и он увлекавшуюся бардовской песней, сошелся с весельчаком Мишей Фридманом (будущим олигархом), весело проводил время в Москве, бренча на гитаре в ближайшем к «общаге» парке, но все же МИСиС был «не его». Здесь нужно было учить сложные предметы, готовить чертежи, к чему у Славы, с его гуманитарным складом мышления, не было никакой склонности. Итогом стало его отчисление из вуза по итогам «заваленной» весенней сессии 1983 года.

Осенью 1983 года бывший студент МИСис Владислав Сурков был призван в ряды Вооруженных Сил СССР. Кстати, этой осенью он последний раз побывал в Скопине, когда его провожали в армию. Служил Слава в Южной группе войск, в элитной части – 75 отдельной роте спецназа ГРУ, дислоцировавшейся в венгерском городе Мор. Интересно, что там же, в период с 1976 по 1978 год, проходил срочную службу Дмитрий Козак, будущий вице-премьер Правительства РФ. Кстати, в отличие от Дмитрия Николаевича, который всегда кичился своей службой в элитном подразделении и даже держал на своем рабочем столе фотографию, где он красовался в парадной форме ВДВ с голубым беретом, Владислав Юрьевич о свой службе вспоминал неохотно. Не очень-то и понравилось в армии вольнолюбивому бывшему студенту. По этой причине он отверг все предложения отца о поступлении в военное училище. Хотя Юрий Данилбекович и готов был составить сыну протекцию, сам Владислав категорически отказался носить погоны дольше положенного по Конституции срока.

После увольнения в запас Сурков решил поступить на этот раз в один из московских гуманитарных вузов. Так как ни МГУ, ни в Историко-архивный институт, ректор которого Юрий Афанасьев начал серьезно поднимать планку обучения, поступление ему, отчисленному из прежнего вуза и имеющему весьма посредственную характеристику с места службы, не светило, а в педагогический институт он сам не хотел, насмотревшись на мучения матери, то оставался лишь один вуз, отвечающий его чаяниям – Московский институт культуры в Химках. В 1986 году Владислав Юрьевич стал студентом режиссерско-актерского факультета этого вуза, однако пробыл им недолго.

Виной тому было тогдашнее поведение Владислава Юрьевича. Он по-прежнему относился к учебе спустя рукава, предпочитая скучным лекциям, посиделки на берегу Химкинского водохранилища. Но это было бы еще полбеды, беда была в том, что посиделки эти обычно сопровождались обильными возлияниями дешевого портвейна. Зачастую после них будущего «серого кардинала» российской политики приносили в его комнату в общежитии в буквальном смысле на руках, причем не из уважения (хотя Владислава бесспорно уважали), а по той причине, что Владислав Юрьевич пребывал после выпитого в «полном астрале». В разгар борьбы с пьянством и алкоголизмом это не могло пройти бесследно, тем более что Сурков неоднократно учинял пьяные драки, после одной из которых он и был отчислен. После этого он решил, что «университетов» с него достаточно, получив высшее образование лишь в конце 1990-х годов, что, учитывая его тогдашнее высокое положение, было больше походе на профанацию.

После отчисления из института Владислав Юрьевич некоторое время помаялся без работы, пока на его горизонте не возник бывший однокурсник по МИСиС Александр Косьяненко, который, работая в ЦНИИ материаловедения, подрабатывал в молодежном кооперативе «Камелопарт». По его рекомендации Сурков пришел в этот кооператив и вскоре стал его администратором по связям с заказчиками. Одновременно друзья посещали занятия по каратэ-до у известного мастера Тадеуша Касьянова. Во время одного из занятий за ними долго наблюдал брюнет с усиками и проницательным взглядом. Затем он подошел к ребятам и предложил поработать у него. Косьяненко отказался, а вот Сурков согласился. Это был председатель Межотраслевого центра научно-технического творчества молодежи при Фрунзенском райкоме ВЛКСМ города Москвы. Звали его Михаил Ходорковский

Так в судьбе Владислава Юрьевича Суркова начался новый этап, который в конечном итоге привел его на самую вершину властного Олимпа. Но пока до горних высей было еще далеко. Владислав Юрьевич начинал всего лишь как охранник у Ходорковского. Однако он вскоре попался на глаза заместителю Ходорковского, Леониду Невзлину. Леонид Борисович с удивлением узнал, что охранник с интеллигентным лицом неплохо разбирается в искусствоведении. Дальше – больше. Как бы невзначай, Сурков подал Невзлину несколько идей в области рекламы, в которой тогда в Советском Союзе мало кто понимал. Самое интересное, что советы сработали. Невзлин рассказал об охраннике-уникуме Ходорковскому и вскоре Владислав Юрьевич был переведен на должность директора агентства рыночных коммуникаций «Метапресс». В круг его обязанностей на новом месте входило сотрудничество с прессой и разработка рекламы.

На своем месте Сурков фонтанировал идеями. Причем он не только придумывал эти идеи, но и умел их реализовывать.

В 1991 году Невзлин забрал Владислава Юрьевича в банк «Менатеп», где Суркову поручили курировать рекламную деятельность. Здесь он трудился не покладая рук, придумывая логотипы и организовывая «заказные» статьи и интервью. Наладил он и серьезные знакомства в бизнес-кругах и органах власти. Заодно постепенно изжил свои недостатки: научился сдерживать свои эмоции и подавлять неконтролируемые вспышки гнева, старался свести до минимума свое участие в дружеских посиделках, которые заканчивались для него не всегда удачно, в лучшем случае утренней головной болью, а в худшем – в отделении милиции. Но все же у себя на рабочем месте у него всегда для тонуса была бутылочка хорошего коньяка или виски. Однако больше рюмочки после удачной сделки он себе уже не позволял.

В результате Владислав Юрьевич сделал себе очень неплохую карьеру. Спустя девять лет после того, как Ходорковский приметил их с Косьяненко (которого, кстати, Сурков тоже «перетащил» в «Менатеп»), он был уже начальником департамента по связям с государственными организациями ЗАО «Роспром» и, одновременно, членом совета директоров банка «Менатеп». Но Сурков хотел большего. В конце 1996 года он намекнул Невзину о своем желании иметь долю в бизнесе в качестве партнера. Леонид Борисович намека не понял. Тогда Владислав Юрьевич прямо сказал об этом Ходорковкому. Тот предложил Суркову повышение зарплаты, чего было для него мало. Тогда Владислав Юрьевич позвонил своему старому приятелю Михаилу Фридману, который давно звал его к себе.

Так состоялся переход Суркова в «Альфа-Банк», где он стал, ни много ни мало, первым заместителем председателя совета банка. Здесь он познакомился с всесильным тогда Борисом Березовским, который предложил его кандидатуру на пост первого заместителя директора по связям с общественностью ОАО «Общественное российское телевидение», любимого детища Бориса Абрамовича. Сурков не был бы Сурковым, если бы не воспользовался шансом и не поднялся выше. Так оно и случилось – вскоре Владислав Юрьевич из первого заместителя стал директором.

На своей новой должности Сурков познакомился с вершителями судеб России на тот момент: Романом Абрамовичем, Валентином Юмашевым, Татьяной Дьяченко, Александром Волошиным. Причем последнему он так приглянулся, что он позвал Владислава Юрьевича на работу в Администрацию Президента. Тогда как раз с должности руководителя Администрации был уволен Николай Бордюжа, а его заменил Волошин. Так сбылась мечта, о которой давно грезил Сурков. Поработав в банковской сфере и скопив достаточно средств для того, чтобы долгие годы не знать нужды, он решил попробовать себя в области государственного управления. Ведь одно дело работать в банке, пусть крупном, но все равно в одном из многих крупных банков страны, а совсем другое дело – вершить судьбы страны. Ради этого Владислав Юрьевич даже был готов потерять в зарплате.

Так Сурков, не имея высшего образования и ни дня не работая на государственной службе, стал в марте 1999 года помощником руководителя Администрации Президента.

На Старой площади он поразил всех крайне «небюрократическим» видом и отсутствием пиетета к бумагам. Но подобные вольности ему сходили с рук, ибо и Волошин и Березовский стояли за Владислава Юрьевича горой.

В августе 1999 года Сурков стал заместителем Волошина. Примерно в это же время на пост Председателя Правительства РФ был назначен Владимир Путин. Наступала эпоха Путина. Ну и эпоха Суркова тоже.

Как только он стал помощником Волошина, Владислав Юрьевич начал обживаться на Старой площади всерьез и надолго. Постепенно он, перетягивал в Администрацию на второстепенные должности, которые были, однако, замкнуты исключительно на него, выходцев из «Менатепа» и «Альфа-Банка», Сурков выстроил свою собственную вертикаль, с помощью которой он стал контролировать всю российскую внутреннюю политику и курировать регионы. Ведь ему предстоял большой объем достаточно серьезной работы, которую он бы просто не потянул без верных помощников, обязанных только ему.

Главной проблемой, которую начал решать Сурков на своем посту, была стабилизация политической ситуации в стране и создание некоей квази-идеологии.

К тому времени уже завершился первый период первоначального накопления капитала, в ходе которого бывшие партийные и комсомольские бонзы, «красные директора», «кооператоры» и верхушка криминального мира поделили между собой советское наследие. Теперь новым хозяевам было нужно окончательно закрепить за собой собственность, передав ее детям. Но для этого им нужна была твердая «вертикаль власти», которая бы гарантировала стабильность и невозможность не только возврата к прошлому, но и повторения ситуации лета 1996 года, когда Зюганов был буквально в шаге от победы над полуживым Ельциным с самыми непредсказуемыми для новых хозяев страны последствиями. Тогда пронесло, но элита понервничала очень сильно, и ей не хотелось бы переживать подобное еще раз. И Сурков принялся выстраивать вертикаль.

Во многом Суркову помогали рост цен на энергоносители, позволивший значительно пополнить серьезно прохудившуюся за ельцинские годы казну, а также тоска основной массы населения, на фоне «разболтанных», демократических времен о «твердой руке», олицетворением которой почти сразу стал подтянутый и немногословный бывший подполковник КГБ Путин.

Дело строительства вертикали шло достаточно споро, и к 2004 году она была в общих чертах готова. Губернаторская фронда присмирела, когда-то острые на язык журналисты и телеведущие или прикусили свои языки или ушли с полос газет и телеэкранов в Интернет. Владислав Юрьевич действовал просто: сначала человека нужно попробовать купить, если не получилось – запугать, а если и на этот раз не получилось – то уничтожить. Обычно хватало подкупа, благо денег в стране теперь было много.

Даже олигархи и те присмирели. Для этого, правда, понадобилась показательная порка троих самых «дерзких» из них. И если Березовский и Гусинский вынуждены были только эмигрировать из страны, то Михаил Ходорковский был осужден. При этом у Суркова не один мускул не дрогнул на лице, когда сажали в тюрьму его бывшего благодетеля. Остальные поняли и быстро приспособились, благо лозунг «отнять и поделить» никто из власть предержащих выдвигать не собирался. Нужно было только принять «правила игры», которые во многом были выработаны Сурковым.

Когда ситуация в стране стабилизировалась после турбулентных девяностых, назрела необходимость подвести идеологическую базу под новую политическую реальность в РФ. Разумеется, лозунг «будь лоялен, не лезь в политику, а так, делай что хочешь», который по факту, с подачи Владислава Юрьевича, стал главной идеологемой в РФ 2000-х годов, на официальном уровне таковой являться не мог, поэтому пришлось придумывать что-то квазиидеологическое. Так родилась концепция «суверенной демократии».

В принципе, концепция эта была не новой, позаимствовал ее Сурков на Тайване. Данный термин должен был, по мысли тайваньских правителей, подчеркивать, с одной стороны, независимость Тайваня от центрального китайского правительства в Пекине, а с другой стороны, формально демократический, многопартийный характер устройства тайваньской политической системы, в противоположность континентальному Китаю, жестко управляемому КПК. Владислав Юрьевич, не мудрствуя лукаво, применил эту теорию к российским реальностям. Ведь с одной стороны Россия – независимая суверенная держава, а значит, не позволит Западу вмешиваться в ее внутренние дела. А с другой стороны РФ, в отличие от СССР является демократическим многопартийным государством хотя бы по той причине, что «руководящая и направляющая роль» партии «Единая Россия» не отражена в российской конституции. К тому же в России вполне себе существуют оппозиционные партии, к примеру, КПРФ, которая, несмотря на свою жесткую антиправительственную настроенность, представлена даже в парламенте, чего в СССР быть не могло по определению. Таким образом, в РФ самая настоящая демократия, только со своей спецификой, «суверенная».

Помимо построения вертикали и идеологических изысков на плечи Владислава Юрьевича легли и другие заботы. Самая большая из них была продолжающаяся война в Чечне. Несмотря на то, что федеральные войска в ходе второй кампании взяли под контроль всю территорию мятежной республики, боевые действия там продолжались. Боевики осуществляли успешные вылазки по всей Чечне, устраивали теракты в российских городах. Приходилось держать в республике мощную группировку войск, которая поглощала значительные финансовые и материальные средства. К тому же продолжали гибнуть военнослужащие, в том числе и по призыву, что крайне негативно сказывалось на моральном состоянии населения. Дальше так продолжаться не могло, поскольку усталость от затянувшейся войны постепенно копилась в обществе и была чревата самыми серьезными последствиями, вплоть до утраты доверия действующей власти.

Сурков долго думал, как разрешить чеченскую проблему. И принял гениальное, на его взгляд решение: сделать ставку на один из тейпов, перекупить его вождей и передать им власть в республике, сделав его представителей ответственными за ситуацию в Чечне. Выбор пал за тейп Беной, наиболее ярким представителем которого был Ахмат Кадыров, объявивший в свое время джихад федеральным войскам. Началась накачка кадыровского клана шальными деньгами. Данная тактика сработала.

После гибели Ахмата Кадырова республику принял его сын Рамзан, но сурковский курс продолжался. Федеральные части постепенно выводились из Чечни, одновременно боевикам была объявлена амнистия. В горах остались только самые упорные, остальные предпочли «выйти из леса» и вступить в правоохранительные структуры.

Чеченцы стали фактически неподсудными российским законам. Благодаря многомиллиардным денежным вливаниями не только обогатился Кадыров, получивший ни за что ни про что звание Героя России, и его присные, но и был фактически заново отстроен Грозный, где появилась самая большая в Европе мечеть.

Конечно, за все надо платить, поэтому Чечня не только превратилась в «черную дыру» для бюджета РФ, но и де-факто перестала быть российской территорией (ибо при Кадырове в республике начали действовать законы шариата). Однако тревожные сводки из Чечни постепенно прекратились, теракты за пределами Северного Кавказа совершают в основном представители дагестанских джамаатов, поэтому можно с уверенностью говорить, что курс Суркова по созданию «автономной Чеченской республики» в составе России принес свои плоды. Во всяком случае, пока в российской казне есть деньги удовлетворять растущие не по дням, а по часам аппетиты Кадырова.

Следующим проектом Суркова стало создание проправительственных молодежных движений. Еще в 2000 году по его инициативе было создано движение «Идущие вместе», которое возглавил Василий Якеменко, бывший комсомольский активист и бизнесмен с явным криминальным уклоном. Он еще в 1990-е годы выполнял «особые поручения» Владислава Юрьевича. Когда Путин стал Президентом РФ, Сурков пригласил Якеменко в АП, где он был начальником отдела по связям с общественными организациями управления внутренней политики, откуда его перебросили на «Идущих вместе». Движение это запомнилось разве что массовыми акциями в поддержку Путина, да такими же массовыми обструкциями писателей Владимира Сорокина и Виктора Пелевина. Всерьез его никто не воспринимал даже в Кремле, считая «Идущих Вместе» очередной «блажью Славы».

Но в 2005 году ситуация изменилась. По постсоветскому пространству прокатился вал т.н. оранжевых революций, благодаря которым сменились политические режимы в Киргизии, в Грузии и на Украине. А если учесть, что примерно в это же время в разных регионах России прошли серьезные протесты против монетизации льгот, причем особенно сильными они были в родном городе Владимира Путина Санкт-Петербурге, то в Кремле серьезно обеспокоились призраком «оранжевой угрозы». Да, благодаря повышению денежных компенсаций накал страстей был сбит, но никаких гарантий не было, что, в случае принятия руководством страны непопулярных решений, протесты не повторяться вновь. А если эти протесты будут иметь своего харизматичного лидера, такого как Михаил Саакашвили в Грузии или Виктор Ющенко на Украине, то власти будут иметь серьезные проблемы, особенно если на стороне протестующих будет молодежь.

Но и тут у Владислава Юрьевича было готовое решение. Если возможность появления яркого оппозиционного лидера было во многом купировано тотальной зачисткой «политической поляны», после которой остались лишь тотально встроенные в систему представители «легальной» оппозиции, вроде КПРФ или ЛДПР, то молодежь Сурков решил перетянуть на свою сторону. «Идущие Вместе» были перелицованы в движение «Наши», целью которого стала «борьба с оранжевой угрозой». Новая структура прославилась острыми по своему накалу массовыми акциями, такими как протесты у эстонского посольства в Москве после того, как власти Эстонии приняли решение демонтировать памятник «Бронзовый солдат» в Таллине, и создание на форуме «Селигер-2010» инсталляции «Здесь вам не рады» из насаженных на палки голов нескольких общественно-политических деятелей в фуражках с нацистской символикой. Кстати, автором идеи проведения на берегах озера Селигер форума проправительственных молодежных движений также принадлежит Суркову. При этом мероприятия на Селигере финансировались частным бизнесом. Для Якеменко поиск спонсоров не вызывал проблем, так как отказ коммерсантов от финансирования его проектов рассматривался, как «проявление непатриотической позиции».

Акции «Наших» являлись фактически калькой с «акций непрямого действия» грузинского молодежного движения «Кмара!», украинского движения «Пора» и российской Национал-Большевистской партии Эдуарда Лимонова. При этом Владислава Юрьевича нисколько не смущало, что все структуры, действия которых были взяты в качестве примера для «нашистов», находились в оппозиции к правительству и не имели легальной возможности донести свое мнение до руководства страны, тогда как у движения, напрямую курируемого Администрацией Президента, таких возможностей должно быть много. Помимо акций, на которые участников централизовано свозили на автобусах, «Наши» также вели «контрпропаганду» в Интернете, защищая политику Путина от нападок со стороны «деструктивных оранжистских сил».

Люди, которые сталкивались с Владиславом Юрьевичем во время его работы в АП, в унисон отмечают его любовь к хитроумным комбинациям. Он не мог и дня прожить без того, чтобы не придумать очередную интригу. Вместе с тем они обращают внимание на его острый ум и умение «подчинять» себе собеседника. На кого-то он давил, используя чуть ли не матерную брань, с другим наоборот был самой любезностью, но результат был одним и тот же: он навязывал людям свою волю.

В последние годы своего пребывания на посту первого заместителя главы Администрации Президента, Владислав Юрьевич стал больше появляться на публике. Он ходил на выставки в модную галерею «Гараж», в клуб «Цвет ночи», где собирался цвет столичной богемы. Сурков даже опубликовал в журнале «Русский Пионер» две статьи – об испанском художнике-сюрреалисте Хуане Миро и о российском художнике Николае Полисском. При этом статьи были написаны весьма толково, не зная автора, можно даже подумать, что они вышли из-под пера профессионального искусствоведа. Кстати, его бывшая жена Юлия Вишневская, когда они только познакомились, думала, что Владислав Юрьевич по профессии именно искусствовед.

Раз уж зашла речь о его бывшей жене, то следует сказать несколько слов о личной жизни Суркова. Владислав Юрьевич, несмотря на свою импозантность и на то, что всегда нравился женщинам, женился относительно поздно, когда уже работал в «Менатепе» и был состоявшимся человеком. Его избранница была искусствоведом и уже имела неудачный опыт семейной жизни, результатом которого был сын Артем. Сурков «сразил наповал» Юлию Петровну своей эрудицией и заботой, как о ней, так и о ее сыне. Он даже впоследствии усыновил мальчика, дав ему свою фамилию. Даже когда брак распался, бывшие супруги остались друзьями, а Владислав Юрьевич принимает активное участие в судьбе своего приемного сына.

Второй избранницей стала Наталья Дубовицкая, его бывший секретарь в «Альфа-Банке», которая родила ему троих детей (от Вишневской у Владислава Юрьевича общих детей не было). Помимо воспитания детей Наталья Васильевна занимается предпринимательской деятельностью. Так, в 2006 году Дубовицкой принадлежало 18.47% ОАО «Ибредькрахмалпатока», которое занимается выпуском патоки и крахмала, а также 16.1% ОАО «Партнер-Гарант». Судя по ее налоговым декларациям, согласно которым она зарабатывает в десять раз больше, чем муж, бизнес Натальи Васильевны по прежнему идет крайне успешно.

В декабре 2011 года, сразу после декабрьских выборов в Государственную Думу, когда в Москве, спустя много лет, люди вновь вышли на улицы, протестуя против массовых фальсификаций, кресло под Сурковым зашаталось. Казалось, что произошедшее явилось плодом его «мудрствований». Как говориться, интриган переинтриговал сам себя. К тому же движение «Наши», его любимое детище, так и не смогло противодействовать «оранжевой угрозе», к чему оно готовилось с самого момента своего создания. Мало того, что «нашисты» фактически отдали Интернет на откуп оппозиции, они смогли противопоставить митингующим на Болотной площади и проспекте Сахарова лишь толпы бьющих в барабаны студентов, которые, завидев толпу решительно настроенных оппозиционеров, бодро прятались за спины полицейского оцепления. В результате проект «Наши» в том виде, котором задумывался Сурковым, был свернут. Да, «Селигер» продолжался (правда, на него теперь приглашали и оппозиционных политиков, что раньше было немыслимо), по-прежнему работали организованные комиссарами «Наших» движения «Местные», «Стоп Хам» и «Хрюши против», но направленность их была уже иной. Их цель была привлечь внимание к насущным проблемам, волнующих большинство населения, а не борьба с «оранжевой угрозой».

Но Владислава Юрьевича уже не было в Администрации Президента. Его перевели на работу в Правительство, на должность заместителя Председателя – руководителя аппарата Правительства. Ему также было поручено курировать СМИ, вопросы статистики, взаимодействие с правоохранительными органами и религиозными организациями. Сурков и здесь оставался самим собой. Он подспудно замкнул на себя все кадровые вопросы, вел себя крайне независимо и никак не хотел расстаться с ролью «серого кардинала».

В мае 2013 года, на заседании Правительства, Президент Владимир Путин подверг критике работу кабинета, которое, по оценке Путина, не выполнило его поручения даже на треть. Владислав Юрьевич тогда, нисколько не смущаясь телекамер, вступил в полемику с главой государства. Это был перебор даже для «серого кардинала Кремля». На следующий день он был отправлен в отставку с формулировкой «по собственному желанию».

Казалось, эпоха Суркова наконец-то закончилась. Политологи наперебой принялись утверждать, что Путин на третьем сроке своего президентства решил избавиться от порядком надоевшего Суркова с его витиеватыми комбинациями. К тому же Владислав Юрьевич очень сильно напоминал Владимиру Владимировичу о том, что когда то в Кремле фактически верховодили Березовский с Волошиным. Но все же многие не верили, что Сурков просто возьмет и уйдет в политическое небытие. И оказались правы. В сентябре 2013 года Владислав Юрьевич был назначен помощником Президента РФ по вопросам взаимоотношений с Абхазией и Южной Осетией, на место возглавившей Счетную палату Татьяны Голиковой. Однако с трудом вериться в то, что Сурков ограничиться лишь курированием отношений с этими республиками, дистанцировавшись от внутриполитических процессов в России.

Владислав Юрьевич Сурков является уникальным человеком в нынешней политической элите России, своеобразной «белой вороной». Когда все министры и даже клерки средней руки в Администрации Президента обзавелись учеными степенями докторов наук, он прямо признается, что имеет незаконченное высшее образование, а свой диплом Московского международного университета он купил, чтобы «отвязались».

В отличии от многих косноязычных представителей высших эшелонов власти у него превосходная грамотная литературная речь. Он обладает поэтическим даром и тонким музыкальным слухом, пишет все выступления самостоятельно, не прибегая к услугам референтов.

Безусловно являясь богатым человеком, он никогда не кичится своим достатком. Например, все в России слышали про «дворец» Якунина, но никто не слышал про «дворец» Суркова. Для Владислава Юрьевича материальные блага не являются самоцелью, главное для него – это возможность манипулировать людьми. Только от этого, а не от лицезрения шуб в «шубохранилище» получает он истинное удовольствие.

Сурков, будучи амбициозным и честолюбивым человеком, долго добивался своей цели. И, можно сказать, он добился ее, хотя, иногда казалось, что сама судьба была против. Но он никогда не смирялся под ее ударами и шел дальше. Для него существовала только цель, все остальное было подчинено ей. Он мог засадить в тюрьму своего благодетеля Ходорковского, он, будучи «человеком Волошина», ни на йоту не сомневаясь, отрекся от него, когда пришло время. Даже будучи одним из самых влиятельных людей в России, «серым кардиналом Кремля», Владислав Юрьевич оставался чужим для Президента Путина. Поэтому Владимир Владимирович и держал его всегда в «вечных замах», всегда ставя над Сурковым пусть менее «креативного», но более лояльного человека.
Компромат
В начале 2010 года американский конгрессмен Илеана Рос-Лейтинен назвала Суркова «одним из главных идеологов ограничения свободы слова в России, преследования российских журналистов и представителей оппозиционных политических партий». Деятельность Суркова на посту заместителя руководителя Администрации Президента Российской Федерации неоднократно подвергалась критике со стороны российских правозащитников и оппозиционных политических деятелей, которые требовали отставки Суркова. По их мнению, Сурков является координатором незаконной деятельности по подтасовке результатов выборов, уничтожению политической конкуренции, организации кампаний против общественных организаций, а также по созданию «отрядов молодых штурмовиков» вроде движения «Наши». Борис Немцов призывал старшего директора по России Совета национальной безопасности США выйти из российско-американской комиссии по вопросам гражданского общества, сопредседателем которой от России является Сурков. Михаил Прохоров, будучи смещённым в сентябре 2011 года с поста лидера партии «Правое дело», назвал Суркова «главным кукловодом политического процесса». Вместе с тем Сурков высказал одобрение в адрес участников протестных митингов в Москве 10 и 24 декабря 2011 года против фальсификации результатов выборов в Госдуму РФ шестого созыва, назвав людей, вышедших на улицы, «лучшей частью нашего общества», от мнения которых нельзя высокомерно отмахиваться. По этому поводу Дмитрий Быков написал басню «Сурок на митинге». По мнению Михаила Ходорковского, Сурков — «исключительно одарённый пиарщик» и «очень талантливый креативщик», которому за талант можно простить всё или почти всё. В сентябре 2014 года Сурков был охарактеризован в статье, посвящённой его 50-летию, как высокотворческий человек и эстет, создавший такие «грубо примитивные огранки», как общественный проект «Наши»; отмечалось, что «человек сделал большую государеву карьеру, будучи этнически нацменом, чеченцем с незаконченным высшим образованием». В октябре 2014 года Сурков подвергся критике бывшего министра обороны самопровозглашённой ДНР И́горя Стрелко́ва в интервью агентству «Новороссия». В частности, Стрелков обвинил Суркова в стремлении к разрушению, разграблению вместо помощи: «К сожалению, те люди, которые сейчас занимаются вопросами Новороссии на территории России, которые уполномочены это делать, в частности, пресловутый Владислав Юрьевич Сурков, это люди, которые нацелены только на разрушение, которые никакой реальной и действенной помощи не окажут». 19 февраля 2015 года глава Службы безопасности Украины Валентин Наливайченко обвинил Владислава Суркова, пребывавшего в феврале 2014 года в Киеве, в руководстве группами иностранных снайперов, обстреливавших людей на Майдане. Глава ведомства сослался на допросы сотрудников спецподразделения СБУ «Альфа», которые дали «конкретные свидетельства о местоположении иностранных снайперских групп, которые целились и в митингующих… и в сотрудников Министерства внутренних дел». Наливайченко заявил о наличии документальных подтверждений этих показаний. Министерством иностранных дел России заявления украинских спецслужб названы достойными психиатрического лечения и спекуляциями на смерти людей. Президент России Владимир Путин назвал заявления о причастности Суркова к событиям на Евромайдане вызывающими удивление и «абсолютной, полной ерундой» и посоветовал сведения, предоставляемые спецслужбами, использовать внимательно. 27 февраля Наливайченко сообщил, что Сурков координировал деятельность вооружённых формирований ДНР и ЛНР. В частности, по словам Наливайченко, Сурков давал указания по поводу информационной политики ДНР и ЛНР. В доказательство был продемонстрирован фрагмент циркуляра, датированного февралём 2015 года, с советами якобы Суркова мятежникам, как высказываться по поводу введения миротворцев на Украину
  • Скажу как на духу, Он мне нравится, интересный человек, интересная личность, Без сомнения! Уважаю таких людей!
  • Скажу как на духу, Он мне нравится, интересный человек, интересная личность, Без сомнения! Уважаю таких людей!
За против
«Тут вот сообщение, что найдено средство против бубонной чумы. Вы не знаете — наша партия за чуму или против?»   Карел Чапек
Отзывы:
:
И хорошему, и плохому трудно избежать людской молвы.Китайская поговорка
Состояние
Антикоррупционная декларация 2014 Доход 8 209 031,00 руб. Супруга: 4 919 551,00 руб. Недвижимое имущество Квартира, 59.4 кв. м (в пользовании) Супруга: Земельный участок, 936 кв. м Супруга: Земельный участок, 1854 кв. м Супруга: Земельный участок, 6000 кв. м Супруга: Земельный участок, 9000 кв. м Супруга: Земельный участок, 10503 кв. м Супруга: Земельный участок, 21049 кв. м Супруга: Жилой дом, 598 кв. м Супруга: Жилой дом с хоз. постройками, 761.6 кв. м Супруга: Квартира, 59.4 кв. м Супруга: Дом охраны с гаражом, 176.8 кв. м Сын: Квартира, 59.4 кв. м (в пользовании) Сын: Квартира, 59.4 кв. м (в пользовании) Дочь: Квартира, 59.4 кв. м (в пользовании) Транспортные средства Супруга: Автомобиль легковой, Mercedes-Benz S-класс Супруга: Автомобиль легковой, Mercedes-Benz Viano Супруга: Автомобиль легковой, Ford Galaxy
Выборы
Вы выиграли выборы, а я — подсчет голосов.Анастасио Сомоса, президент Никарагуа
Отправьте СМС на номер 3434
со словом МОЖЕМ и через пробел
укажите сумму пожертвования цифрами

Содействие развитию паллиативной
медицинской помощи при прогрессирующих
заболеваниях: инсульт, инфаркт, рак, диабет,
болезнь Альцгеймера, СПИД и др.

Доступно абонентам


vmeste.org.ru

Возврат к списку