Модели поведения региональных элит

Каким образом главы регионов справляются с задачей активизации элит и каких результатов достигли?

На примере четырех областей предлагается рассмотреть четыре модели взаимодействия региональных элит с губернаторами и губернаторов – с региональными элитами.

Первая модель – преемственность элит. Ивановская область.

Губернатор Ивановской области Павел Коньков возглавил регион в октябре 2013 года, после досрочной отставки с поста губернатора Михаила Меня (он руководил областью восемь лет, с 2005 года). Почти год он проработал с приставкой врио, а в сентябре 2014 года был избран на пост губернатора, набрав более 80% голосов избирателей. Губернаторский срок для Конькова истекает в 2019 году. Коньков всегда относился к представителям команды Меня, однако является коренным ивановцем. С середины 90-х гг. он занимался бизнесом в текстильной промышленности. В 2003 г. был избран депутатом Ивановской областной Думы, где занял пост спикера, однако вскоре его покинул по причине разногласий с некоторыми депутатами, после чего был исключен из «Единой России». В 2008 г., уже при губернаторстве Михаила Меня, он вернул себе сильные позиции и стал первым заместителем председателя правительства Ивановской области – руководителем комплекса экономического развития региона, после чего был восстановлен в «Единой России». В том же году возглавил региональное отделение Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности. Несмотря на то, что Ивановская область является экономически депрессивным регионом, за период управления регионом Менем (с 2005 г.) уровень политической стабильности в регионе возрос. За восемь лет Михаил Мень – изначально «варяг» и выходец из лужковской команды стал региональным политиком. Его позиции в регионе были крепкими, ему удалось урегулировать внутриэлитные конфликты (в частности с Михаилом Бабичем, нынешним представителем президента в ПФО, в прошлом – заместителем губернатора Ивановской области и заместителем губернатора Московской области), и Коньков, как преемник Меня пользуется данным ресурсом «накопленной» стабильности.

Преимущества Павлу Конькову создает слабость региональных отделений политических партий, которые страдают от кадрового дефицита и ограниченности ресурсов. Однако полностью безоблачным губернаторство Конькова сложно назвать – за два с небольшим года его работы в должности в регионе произошло несколько крупных скандалов, в том числе, и коррупционных. В начале года под следствие попал бывший глава Иваново, а на тот момент вице-спикер Ивановской областной думы Вячеслав Сверчков – по подозрению в получении взятки в 12 млн рублей. В мае правоохранительные органы задержали еще одного крупного чиновника – первого заместителя председателя правительства региона Дмитрия Куликова.

О возможной отставке Павла Конькова местные СМИ заявляли уже несколько раз. Так, рядом местных изданий встреча губернатора с президентом в декабре 2015 года была воспринята как сигнал: кабинету главы региона подыскивают нового хозяина. Однако прошел год, и пророчества не сбылись. В январе 2016 года отставки главы региона потребовало местное отделение КПРФ.

6 февраля газета «Ведомости» опубликовала статью «Во имя Президента», в которой со ссылкой на «бывшего федерального чиновника» и «близкого к Кремлю собеседника» утверждается, что в ближайшие дни состоятся отставки «порядка пяти губернаторов». В этот список включен и Павел Коньков. В 17-ом рейтинге «политической выживаемости» фонда «Петербургская политика» Конькову эксперты поставили оценку «3» по пяти бальной шкале, однако в рейтинге за январь его фамилия и не упоминается в контексте «губернаторов на вылет».


Вторая модель – конфликт элит. Тверская область.

До прихода в регион нового губернатора Игоря Рудени Тверская область находилась в стадии острого конфликта между, на тот момент, губернатором Андреем Шевелевым и председателем Законодательного Собрания Тверской области Андреем Епишиным. Ещё один внутриэлитный конфликт наблюдался непосредственно в ЗакСе Тверской области, где члены партии «Единая Россия» разбились на три противоборствующие группировки. Подобная ситуация внутривидового раздрая привела к тому, что в 2016 году врио губернатора Тверской области стал варяг Игорь Руденя. Поиск кандидата в губернаторы был серьезной проблемой, поскольку Александр Васильев (депутат ГД от Тверской области) не хотел участвовать в выборах, а Шевелев в ситуации внутривидового конфликта с Епишиным мог проиграть коммунисту Соловьеву. Руденя – человек Зубкова, он давно в кадровом резерве, а в 2011 г. рассматривался как один из претендентов в губернаторы Волгоградской области, когда Зубков там возглавлял список на выборах в Госдуму, говорит политолог Евгений Минченко: «У области есть аграрный потенциал, она депрессивная, поэтому поставили лоббиста-тяжеловеса».

При этом региональным элитам удалось договориться с новым губернатором Руденей. Итогом данной договоренности стал факт назначения Андрея Епишина членом Совета Федерации от Тверской области, а Сергея Голубева – соратника и коллеги Епишина – председателем ЗС Тверской области. Однако говорить о том, что Руденя выстроил региональные элиты «под себя» рано. Ему мешает слабая укорененность в регионе, условная легитимность в связи с победой на неконкурентных выборах (недопуск к выборам соперника-коммуниста Соловьева), слабое имиджевое позиционирование.


Третья модель – поглощение элит. Владимирская область.

Владимирская область всегда отличалась разобщенностью элит в связи с долгим пребыванием у власти губернатора-коммуниста, не подготовившего себе преемника, что автоматически делало ситуацию сплочения элит невозможной. Выделялось несколько региональных групп влияния: «Виноградовские» (аппарат губернатора Виноградова, ряд муниципалов и бизнесменов), «Киселёвские» и «Бабичевские» (депутаты областной Думы от «Единой России» во главе со спикером Владимиром Киселёвым, ключевые муниципалы сити-менеджер г. Владимира Андрей Шохин, мэр г. Мурома Евгений Рычков), затем появились «Рыбаковские» (в данную группировку помимо сенатора от Владимирской области Сергея Рыбакова вошли бывший глава г. Владимира, а в данный момент сити-менеджер г. Суздаля Сергей Сахаров, предприниматель и депутат областной Думы Игорь Першин, а также некоторые главы городов и районов Владимирской области и ряд местных предпринимателей). Назначение «варяга» – сенатора Светланы Орловой первоначально вызвало скрытое недовольство региональных элитных групп. В связи с этим Владимирская область стала объектом одной из наиболее жестко управляемых электоральных кампаний. Орловой пришлось договариваться с региональной элитой, и последствиями политического торга стали сенаторский пост Рыбакова и переизбрание Киселева на пост председателя заксобрания.

Также в обмен на сенаторский пост в выборах отказался участвовать эсер, депутат Госдумы Антон Беляков. Кроме того в области в качестве инструмента снижения конкуренции использовались муниципальный фильтр, который так и не смог преодолеть кандидат «Гражданской платформы», бизнесмен Александр Филиппов. Став губернатором без приставки врио, Светлана Орлова быстро «растворила» региональную элиту в ворохе административных проблем. «Киселёвская» группировка, имеющие ранее какие-либо амбиции, сосредоточились на хозяйственных делах, депутаты также стали послушными соратниками сильного губернатора. В последнем рейтинге политической выживаемости губернаторов в плюсах у Орловой следующее: «смогла сломить внешнее сопротивление областной и муниципальных элит, одновременно повысив общественные ожидания от действий власти». Однако стоит отметить, что по экспертным оценкам проблемы «принятия» управленческого стиля губернатора полностью не сняты, а арест бывшего вице-губернатора по строительству Дмитрия Хвостова позволяет оппонентам «выйти из тени» и ослабить позиции губернатора. Как пример, эксперты отмечают возросшую активность в публичном пространстве сенатора Рыбакова – появились развернутые, стратегические интервью в местных интернет-СМИ и на ГТРК, сенатор стал активнейшим участником многочисленных ток-шоу в федеральных СМИ. Из чего можно сделать вывод о серьезной работе сенатора по повышению рейтинга узнаваемости, и возможных амбициях на пост губернатора в 2018 году. Кроме этого, возросли нападки ряда областных СМИ на главу региона, которые, по некоторым данным, инициируют, втайне от неё, близкие к Орловой политтехнологи для получения заказов на борьбу с оппозицией. В 2016 году возросла активность сенатора Белякова, который своими заявлениями пытался дестабилизировать налаженную работу двух ветвей власти во Владимирской области. Кроме этого, по некоторым данным, «обиженные» Орловой опальные олигархи Алексей Мельников и Александр Филиппов через доверенных лиц налаживают контакты с ее высокопоставленными оппонентами. Всё это говорит об очень непростой ситуации во Владимирской области в преддверии выборного 2018 года, а также свидетельствует о глубоких скрытых конфликтах в регионе, которые в любой момент могут перерасти в реальные потрясения.

Четвертая модель – игнорирование элит. Псковская область.


 Второй срок полномочий Андрея Турчака истекает в сентябре 2019 года, и за оставшееся время он уже вряд ли сможет что-либо сделать, чтобы вывести Псковскую область из хронической депрессии. Эксперты фонда «Петербургская политика» отмечают, что многочисленные инвективы псковского губернатора в адрес либеральной оппозиции долгое время способствовали его сохранению в должности в условиях антилиберального тренда (самый известный сюжет здесь — противостояние Турчака и журналиста Олега Кашина). Однако теперь, предполагают политологи, Псковская область может оказаться удобной площадкой для демонстрации перезагрузки отношений власти и оппозиции через замену наиболее спорных с точки зрения публичного имиджа персон».

Кроме того, в рейтинге отмечается, что мотивация к продолжению карьеры в регионе у Турчака относительно низка. Губернатор рассорился с местными элитами, считающими, что он ничего не сделал для привлечения инвесторов, хотя и имеет много друзей в состоятельных группах влияния, началось движение за его смещение. В частности, справороссы выступили с инициативой подачи петиции за отставку Турчака президенту РФ. Петиция набрала уже 55 тыс. подписей, чего вполне достаточно для области, чтобы направить этот документ в Кремль. Наблюдатели задаются вопросами, откуда у эсера Олега Брячака, разговоры о бедственном финансовом положении и долгах которого стали общим местом, появятся средства на организацию сбора подписей за отставку главы области, уже проанонсированный выпуск массовой газеты и прочие антигубернаторские мероприятия, требующие значительных финансовых вливаний.

Таким образом, по мере приближения выборов Президента РФ в региональных элитах усиливается борьба за влияние, финансовые потоки и должности. При второй, третьей моделях поведения элит, представленных выше, есть вероятность, что войны между кланами выплеснутся в публичное информационное пространство (как уже происходит в четвертой модели), что может негативно сказаться на консолидации общества и власти в преддверии важного избирательного цикла.

Данный анализ особенно важен в связи с тем, что накануне выборов Президента РФ неопределённая ситуация, по–прежнему, складывается вокруг куратора российской внутренней политики Сергея Кириенко. Ему ещё не удалось сформировать собственной команды, которая смогла бы контролировать регионы. Это говорит о том, что в экспертной среде считают положение Кириенко ненадёжным.

Автор: Петр Александрович Морев - независимый политический обозреватель.

политики, упомянутые в СТАТЬЕ:

Губернатор Ивановской области
Министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации
Экс-полпред Президента в Приволжском Федеральном округе
И.о. губернатора Тверской области
Экс-губернатор Тверской области
Председатель Законодательного Собрания
Депутат Государственной Думы РФ
Секретарь республиканского комитета КПРФ
Депутат законодательного собрания Камчатского края
глава администрации города Владимира
Член Совета Федерации от Владимирской области
глава города Владимира
Член Совета Федерации от Владимирской области
Губернатор Псковской области
Аналитика
На примере четырех областей предлагается рассмотреть четыре модели взаимодействия региональных элит с губернаторами и губернаторов – с региональными элитами.

Возврат к списку