Приговор экс-чиновнику: 8,5 лет колонии и 30 миллионов рублей штрафа

Гособвинение просило 12 лет и 45-миллионный штраф

Суд признал виновным Андрея Кабанова, экс-заместителя председателя правительства Ивановской области

Сегодня в Ленинском районном суде г. Иваново был оглашен приговор бывшему заместителю председателя правительства Ивановской области. Адрей кабанов обвинен в получении двух взяток на общую сумму 8 миллионов рублей. Прокуратура настаивала на большем сроке — 12 лет и штрафе в размере 45 миллионов. В итоге Кабанов получил восемь с половиной лет колонии строгого режима, со штрафом в размере 30 миллионов рублей. 

 Андрей Кабанов признан судом виновным в получении взяток от председателя комитета Ивановской области по лесному хозяйству Александра Жукова за покровительство по службе, а также от предпринимателей за оказание протекции в получении документов компании "Ивпромлес".

По версии суда, у Кабанова с Александром Жуковым, на показаниях которого основывались обвинение и вердикт суда, сложились прочные отношения «начальник – подчиненный». Кабанов имел власть над Жуковым, а тот исполнял его приказания, надеясь продвинуться по службе. И когда Кабанов попросил Жукова принести денег на выборы, он сделал это не затем, чтобы поддержать родную партию и Павла Конькова, а потому, что Кабанов намекнул ему на выгоду, которую Жуков получит за свою помощь. Также Кабанов говорил Жукову, чтобы тот не прекращал собирать дань: мол, деньги понадобятся и после выборов. Эти факты, по мнению суда, подтверждаются показаниями свидетелей, в том числе и анонимных. 

Предприниматели — свидетели по делу на суде говорили, что они оказывали спонсорскую помощь добровольно, однако на предварительном следствии они давали совсем другие показания, отметил судья Андрей Иванов. А именно, рассказывали о том, что платили за покровительство и решение проблем в лесном бизнесе, сообщается на сайте Слухи и факты.

Так, Жуков отдал первый «транш» лесных денег Кабанову в июне 2014 года – уже после того, как было проведено первое социологическое исследование в преддверии губернаторских выборов. А это, по мнению суда, значит, что деньги, полученные от предпринимателей, не использовались для оплаты работы социологов. И вот почему. Документы, которые защита Кабанова представляла как доказательства работы с командой московского социолога Барклянского, суд счел сфальсифицированными. Барклянский вообще не принимал участия в социологических исследованиях, проведенных в Ивановской области. Допросить его не смогли по понятным причинам: он умер в декабре 2014 года, через пару месяцев после выборов в Ивановской области. Жена Барклянского, которая была допрошена, рассказала, что муж не получал никаких 8 миллионов в сентябре 2014 года. У их семьи было туго с деньгами, Барклянский болел, денег на лечение не хватало. Кроме того, суд установил, что расписки о получении Барклянским денег от Куклина, социолога, который проводил исследования в Ивановской области, не существовало. 

По мнению суда, Кабанов действовал из корыстных побуждений с преступным умыслом, а потому выбрал тему выборов просто для прикрытия. На самом деле «лесные» деньги не были потрачены на социологические исследования, а были израсходованы Кабановым по собственному усмотрению. Поэтому, собственно, он и не задекларировал полученные восемь миллионов рублей – скрывал. Когда подсудимый услышал про фальсификацию, ему стало плохо. Он попросил судью прерваться, адвокат Денис Анохин стал отпаивать клиента корвалолом. 

Сам экс-чиновник вины не признал и после суда на сайте Слухи и факты было размещено его письмо. Приводим его целиком:

"Если вы сейчас читаете эти строки, значит, я осуждён по обвинению в получении взяток и приговорён к длительному сроку заключения и многомиллионному штрафу, который мне никогда не выплатить. Хотя никаких доказательств совершения этих преступлений сторона обвинения в суд не представила, нарушив принцип презумпции невиновности – толкования любых сомнений в пользу обвиняемого. Никого не интересуют фактические обстоятельства дела, цели, мотивы, последствия. Обвиняемый, согласно закону, не обязан доказывать свою невиновность. Это бремя лежит на прокуроре. И тем более горько, что в суде мне пришлось представлять доказательства своей невиновности. И они ничем опровергнуты не были. И неважно, что в обвинении расписано совсем другое преступление, гораздо менее тяжкое. Доводы обвинения основаны на слухах, сплетнях, предположениях, которые в ходе судебного следствия были полностью опровергнуты. 

Только слепой может не видеть, что никаких взяток не было, ни один «взяткодатель» этого не подтвердил. Все обстоятельства дела в суде установлены. Всем всё понятно, кроме СИСТЕМЫ. Если отбросить слухи, домыслы, предположения, не имеющие абсолютно никакого отношения к предъявленному мне обвинению, то картина вырисовывается следующая. Все до единого очевидца подтвердили, что происходил сбор средств на выборы губернатора Ивановской области. А собранные средства были потрачены на нужды штаба по выборам, а именно на социологические исследования. Исследования, копия договора, техническое задание, протоколы штаба имеются в деле. Свидетели подтвердили получение от меня денег, свое участие в работе штаба и проведении исследований. Другие прояснили судьбу недостающих документов. Что же это за взятка такая на социологические исследования, о которой все знали! Могу со всей ответственностью заявить, что за подобные «взятки» можно совершенно спокойно осудить организаторов благотворительных марафонов, общественных мероприятий, помощи Украине, культуре, спорту, Дня города. Всех директоров школ и детских садов. 

Потому что бюджетных средств не хватает. И не важно, в какой форме привлекаются деньги. Взятка может быть и в безналичной форме. Прокурор в прениях заявила, что проведение социологических исследований нигде не прописаны и мне их никто не поручал. Да как же так! Прописаны! В положении о подведомственном мне департаменте внутренней политики. Просто не было в смете на них денег, а департамент финансов денег не дал. И всё! Какая же это взятка? 

Существует постановление пленума Верховного суда, где подробным образом описано, что такое взятка. Там совершенно чётко изложено, что вменяемое мне деяние взяткой не является. А прокурор в судебных прениях объявил ряд положений этого постановления недействующим! По её мнению! И это в здании, где осуществляется правосудие?! Это что за правовой нигилизм!? 

Конечно, всё решали не эта девушка-прокурор и не следователь, который вёл мое дело. Думаю, они доносили до своего руководства сомнения в квалификации, в доказанности. Но кого их мнение интересует? У них есть начальники. А им нужны большие чиновники, взятки, «палки», звёзды. И неважно, каким способом они будут получены. Возьму на себя смелость предположить, что и они понимают, что никаких взяток я не брал. Меня «слушали» почти два года. И ничего не выслушали. Что же делать? Звёзды-то и слететь могут. Лучше законопатить так, чтобы не было шансов выйти. Поэтому прокурору пришлось объявлять в прениях это «людоедское» предложение! Не думаю, что она это делала с лёгким сердцем. Она же мать всё-таки! 

И ещё один вывод напрашивается. Моё дело – это чей-то политический заказ. Теперь у меня нет ни малейших сомнений! 

Ещё одно наблюдение. Следствие не очень-то и пыталось собрать доказательства. А зачем? Ведь можно просто опорочить человека. И для этого делалось всё возможное и невозможное. Каких только слухов ни распускалось. О связях с преступным миром, несметных богатствах, четырехэтажных коттеджах, слитках золота!.. И эту ложь расплодили доблестные сотрудники наших органов. Сознательно. Зная, что это ложь! Зная, что это запрещено законом. И зная, что система их прикроет. И это страшно! Особенно порадовал рапорт оперативника М. Пушкова о том, что у меня в квартире могут находиться шедевры искусства, похищенные и числящиеся в розыске. Наверное, Левитана искали! И этот документ есть в деле. На основании этого опуса у меня произвели обыск и изъяли картины, эскизы, офорты, рисунки наших ивановских художников Максимычева, Родионовых, Чернова, Тагунова, Климохина, Нуждина, Коверина, Ефремова, Чемлекчиева, Котина. Дорогую память о людях, с которыми меня связывали дружеские и человеческие отношения. Потому что изымать больше было нечего! Ничего я не нажил и не наворовал. Даже «айфоном» не разжился! Ах, да! Еще несколько олимпийских монет. И копилку сына! 

Я три года защищал права человека, всякое повидал. И нарушения, и фальсификации, но, очевидно, что только когда сам проходишь этот путь, понимаешь всю порочность этой системы. Думаю, после моего приговора ни один подозреваемый не будет говорить правду. Она никому не нужна! 

Нашим правоохранителям неплохо бы задуматься над вопросом, а почему всё больше людей сопереживают мне. Не требуют расправы. Даже те, кто требовали ранее. Отвечу! Потому что видели, что происходило в зале суда. Потому что в обществе растёт запрос на справедливость, соразмерность и здравый смысл! Ничто так не подрывает авторитет судебной системы, как несправедливые решения. 

Я признал фактические обстоятельства дела. Раскаиваюсь в своих действиях. И вину готов признать! А это смягчающее обстоятельство! Только взяток я не брал! Может, я неправильно финансировал выборы, халатно отнёсся к деньгам, злоупотребил полномочиями, наконец. Но по этим составам следствие не проводилось. И никто мне обвинение не предъявлял. Система мне даже этого шанса не дала, и тем самым проявила свою слабость. Не в силе Бог, а в правде. И за правду я буду бороться. Если потребуется, дойду до Европейского суда по правам человека. И уверен, что это решение будет пересмотрено. И неважно, доживу ли. Я продолжаю верить в справедливость, гуманизм и здравый смысл. Простите меня за всё и прощайте."

политики, упомянутые в СТАТЬЕ:

Экс-первый заместитель Председателя правительства Ивановской области
Губернатор Ивановской области
Аналитика
Снятие рейтинговых кандидатов, регистрация списков с преднамеренными ошибками, отбор кандидатов на выборы с судимостями - все это свидетельствует о полной рассинхронизации процессов в партии

Возврат к списку