• Бизнесмен
  • Омская область
  • Шкуренко
Рейтинг: 3/100
Беспартийный Партия “Беспартийный”

Шкуренко
Виктор Васильевич

30 Апреля 1972 (44 года), пос. Борисовск, Минская область, Белорусская ССР

Бизнесмен

Шкуренко Виктор Васильевич Бизнесмен
Шкуренко Виктор Васильевич Замполит Бизнесмен 4,2
Семья
Женат, двое детей.
Последняя цитата:
Цитатами следует пользоваться только тогда, когда действительно не обойтись без чужого авторитета. Артур Шопенгауэр
Увлечения
Ничего не принимайте близко к сердцу. Немногое на свете долго бывает важным. Эрих Мария Ремарк
Амбиции
Голые амбиции, лучше одетых поражений.Народная мудрость
Карикатуры
Видео

Соратники:

Оппоненты:

Биография
Родился 30 апреля 1972 года в городе Борисове Минской области в семье военного. В 1983 году вместе с матерью переехал в Омск. В 1989 году окончил среднюю школу №30 и поступил на экономический факультет Омского государственного университета.
В 1993 году занялся бизнесом. В 1995 году вместе с партнером и одногруппником Дмитрием ШАДРИНЫМ зарегистрировал АОЗТ «Эридан», занимавшееся оптовыми поставками продуктов питания. В 1996 году «Эридан» стал эксклюзивным дистрибьютором Wrigley в Омске.

В 1997 году окончил университет по специальности «Менеджмент». В 1999 году вместе с ШАДРИНЫМ создал и возглавил ООО «Соверен», в 2000 году перерегистрировал фирму в ИП ШКУРЕНКО. Компания является дистрибьютором в Омске «Пепси», «Данон», «Вимм-Биль-Данн», «Сибирский берег», «Ферреро», «Очаково», «Нестле», «Омский бекон» и др.
Образование
В 1997 году окончил университет по специальности «Менеджмент».
Портрет
Компромат

«Ничего личного — только бизнес» — это явно не про них. Друзья со студенческой скамьи Дмитрий Шадрин и Виктор Шкуренко даже активы делят по-братски — ровно пополам. И хотя количество принадлежащих им компаний не измеряется трехзначным числом, как у других видных омских бизнес-кланов, зато географический размах простирается далеко за пределы Омской области, а их суммарная стоимость в расчете на брата давно перевалила за два миллиарда.

Пока омичи ругают навязчивую телерекламу магазинов «Победа» и «Еда» с капитаном «Уральских пельменей», сельчане наперебой хвалят открывающиеся в райцентрах «Низкоцены». Пока конкуренты шепчутся о якобы присущем Виктору Шкуренко виртуозном умении добиваться лояльности властителей самых высоких рангов и о том, что он вместе с Дмитрием Шадриным будто бы не гнушается торговать не самым качественным алкоголем, бизнес-партнеры сохраняют чистоту перед законом, не становясь фигурантами даже тех уголовных дел, которые им усиленно «пришивают» СМИ.

Пока одни бизнесмены замыкаются в рамках Омска, Шкуренко и Шадрин стараются как можно шире раздвинуть границы своей империи. И если клан Фридманов начал опутывать сетью своих АЗС только Омскую область, то экспансия «Низкоценов», число которых уже перевалило за четыре десятка, а вслед за ними и спортклубов Park Fitness распространилась и на соседние регионы. Хотя и не с первой попытки. Но о своих прошлых неудачах друзья рассказывают спокойно и открыто, ведь сейчас они ощущают себя в ранге победителей.

Мир, дружба, жвачка

Дмитрий Шадрин и Виктор Шкуренко — классические представители плеяды российских бизнесменов, удачно подсуетившихся в девяностые, когда незанятых ниш на рынке было больше, чем самих предпринимателей. На эти годы у друзей пришелся самый расцвет деятельной юности, а залогом успеха стало, во-первых, особое предпринимательское чутье, а во-вторых, профильное образование, снабдившее их важными связями. Так, в далеком 1992-м два студента экономического факультета ОмГУ создали свою первую компанию — АОЗТ «Эридан», решив торговать товарами народного потребления. А с закупкой первой крупной партии товара, которым оказались сигареты, помог одногруппник, работавший на тот момент главным бухгалтером в одной из структур Валерия Кокорина. Завод выдал Шкуренко и Шадрину их первый кредит — 4 млн рублей под 15% в месяц, и на эти деньги друзья смогли закупить и привезти в Омск половину КамАЗа Camel.

Чуть позже начинающие бизнесмены занялись продажей на фондовом рынке акций, скупаемых у работников «Омскшины», «Омсктехуглерода», завода СК и других предприятий. Но по-настоящему поворотным стал 1996 год, когда заработанные на этом деньги удалось вложить в контракт с компанией Wrigley и заняться дистрибуцией знаменитой жвачки в Омске. И здесь опять-таки помогло наличие полезных знакомств — на этот раз с региональным представителем Wrigley Константином Тороповым.

В тот период закупать жвачку у оптовиков в соседнем Казахстане было процентов на 20 дешевле, чем по официальным каналам у производителя. Но молодым бизнесменам удалось убедить омскую розницу переплачивать эти 20%, ведь за эти деньги им была предложена доселе невиданная роскошь — доставка товара прямо до торговой точки, освобождающая от привычной необходимости самим ехать закупаться на оптовую базу.

Розничные пионеры

Продолжая заниматься дистрибуцией, Шкуренко и Шадрин решили не замыкаться только лишь в этой сфере и, предугадав будущий тренд, подались в ритейл. Так, весной 2001 года в Омске открылся «Наш магазин», ставший первым узелком первой местной сети супермаркетов.

С этого момента друзья начали делить пополам не только активы, но и направления бизнеса — Виктор оставил себе опт, переименовав дистрибьюторскую компанию в торговый дом «Шкуренко», Дмитрий же занялся розницей. Впрочем, по розничному пути друзья все равно шли рука об руку. И несколько лет спустя под крылом ТД «Шкуренко» тоже появились свои розничные сети — «Продукты 24 часа» и «Низкоцен». Примерно тогда же, после кризиса 2008-го, торговая группа «Наш магазин» приросла супермаркетами низких цен «Еда!» и первым гипермаркетом под названием «Поворот». Позже все «Повороты» были переименованы в «Победы», объединившись с другой сетью гипермаркетов-дискаунтеров.

В то же время Шадрин оказался пионером не только в организации местной сетевой розницы, но и в использовании всемирной паутины для бизнеса. Первый в городе интернет-супермаркет открылся под брендом «Наш магазин» в начале 2007 года.

Покорение Алтая

В один прекрасный момент империя Шадрина и Шкуренко, продолжая разрастаться вширь, перестала помещаться в границах Омска. Сначала оптовый и розничный бизнес начал работу в районах области, а затем началась экспансия «Низкоценов» в соседние регионы. Особенно удачным получился выход на рынки Тюменской и Новосибирской областей, а вот покорить Алтайский край удалось только со второй попытки.

Свой главный стратегический просчет друзья допустили в 2010-м, выбрав для открытия второго по счету «Низкоцена» столицу Алтайского края — Барнаул, где склад-магазин разместился на арендованных площадях торгово-офисного центра «Ледокол» в спальном районе. Новому дискаунтеру удалось просуществовать 4 месяца, после чего он, не оправдав ожиданий и не выдержав конкуренции с другими продуктовыми сетями, был закрыт.
После барнаульского фиаско экспансия «Низкоценов» пошла по принципиально иному пути, ориентируясь уже не на горожан, а на сельских жителей, и вместо арендованных площадей используя собственные. После успешного выхода в райцентры Томской и Новосибирской областей в 2014 году Виктор Шкуренко предпринял вторую попытку покорить Алтай, открыв сразу два магазина — в Славгороде и Яровом, выбранных по принципу близости к Омской области. В первом случае был выкуплен местный муниципальный рынок, во втором — построено собственное помещение.

Поход на Алтай не ограничился одними лишь складами-магазинами. Шкуренко и Шадрин, помогающие своим клиентам не только потреблять, но и сжигать калории, открыли там свой спортклуб Park Fitness, заняв им третий этаж бывшего славгородского рынка, который долго не удавалось сдать в аренду.

К слову, несмотря на страсть самого Виктора Шкуренко к занятиям фитнесом, это направление бизнеса пока развивается куда менее активно, чем ритейл. Открывшийся в Славгороде спортклуб стал всего третьим по счету в этой сети, а число «Низкоценов» уже перевалило за 40.

Продавай и властвуй

В противовес физической активности своего компаньона Дмитрий Шадрин традиционно демонстрировал и продолжает демонстрировать активность политическую. Если для Виктора Шкуренко членство в политических партиях и хождение на митинги осталось в далеких девяностых, и теперь все силы и время отнимает исключительно бизнес, то его партнер не только сохраняет дружеские отношения с Михаилом Горбачевым, но и продолжает реализовывать свои способности к общественной и политической деятельности. И, естественно, борется не только за идею, но и за интересы собственной финансовой империи.

Первый депутатский мандат Шадрин получил в 2007 году, избравшись в Омский городской Совет, а в 2011-м запрыгнул еще на одну ступеньку выше, пробившись в региональное Заксобрание, где практически сразу заслужил репутацию алкогольного лоббиста. Особенно острый конфликт разгорелся в осеннюю сессию 2012 года, когда областной парламент рассматривал законопроект о запрете продажи спиртного с 9 часов вечера до 11 утра. И если Дмитрий Шадрин и главный борец за ужесточение антиалкогольного закона Вадим Морозов противоборствовали в зале заседаний, то за его пределами к борьбе подключился и Виктор Шкуренко. Будучи бизнесменом до мозга костей, он решил покинуть возглавляемую Морозовым Ассоциацию развития малого и среднего предпринимательства. Впрочем, как он сам неоднократно заявлял, членство в бизнес-объединениях для него всегда было скорее просто «тусовочной» вещью.

А уже через полгода другую бизнес-тусовку, в которой Шкуренко по-прежнему состоял, возглавил Дмитрий Шадрин. Причем именно Шкуренко уговорил его выдвинуть свою кандидатуру на пост председателя Омского областного союза предпринимателей, чтобы применить свой накопленный за времена депутатства опыт в более родной и близкой сфере — поддержке бизнеса. Причем отстаивать интересы предпринимателей, в том числе себя и своего партнера, Шадрин стал не только в Законодательном собрании, но и в горсовете, присутствуя на ключевых обсуждениях, касающихся возможного повышения налогов.

В то же время и Шадрин, и Шкуренко всегда подчеркивали, что бизнес для них стоит выше политики. И очередным доказательством этого стало нежелание руководителя сети «Наш магазин» присоединяться к бойкоту конфет торговой марки «Рошен» и других украинских товаров летом 2014 года во время очередного обострения российско-украинского конфликта.

Секреты империи

Залог успеха бизнес-империи Шадрина и Шкуренко можно определить тремя словами: дружба, интуиция и диверсификация. Причем в сложившейся экономической ситуации последний из этих пунктов особенно важен, ведь если рухнет один бизнес, то на плаву все равно останется другой. Опт, таким образом, страхует розницу, а розница — опт.

Еще один важный секрет, который, строго говоря, и не секрет вовсе — самостоятельное владение своими активами, без переписывания их на близких и дальних родственников и других третьих лиц, как зачастую поступают финансовые императоры. Впрочем, в практике Виктора Шкуренко все-таки было делегирование своим сотрудникам не только менеджерских полномочий, но и самих активов. Как объяснял он сам — чтобы эти люди вели себя не просто как управленцы, а как предприниматели, заинтересованные в получении прибыли и дальнейшем развитии бизнеса.

Так, например, в 2010-м, покупая «Сибирскую деликатесную фабрику», Виктор Шкуренко разделил ее пополам между собой и своим давним коллегой, правой рукой по управлению торговым домом «Шкуренко» Сергеем Хозяиновым, который и возглавил новое предприятие. Однако выход на рынок изготовления мясных продуктов успехом не увенчался, и больше попыток войти в сферу производства друзья-продавцы Шкуренко и Шадрин не предпринимали.

Другие «побочные» предприятия — бани и фитнес-клубы — смогли закрепиться на рынке более-менее успешно, но основные силы и средства Шкуренко и Шадрина по-прежнему направляются в сферу торговли.

Следующий шаг

Обвал рубля и, мягко говоря, не самая благоприятная экономическая обстановка делают ближайшие цели всех бизнесменов, в том числе наших героев, вполне определенными — выстоять без ощутимых потерь и попытаться извлечь для себя максимальную выгоду из сложившейся ситуации. Впрочем, по мнению самого Виктора Шкуренко, для ритейла в российских регионах сейчас все же нет серьезной угрозы, поскольку в пуле поставщиков преобладают местные производители, а доля импорта ничтожно мала. Поэтому «Низкоцены», по планам владельца сети, не просто выстоят, но и продолжат свою экспансию и зайдут сначала в Курганскую, а чуть позже, возможно, и в Свердловскую область.

Подпортить радужную картину могло бы уголовное дело об отмывании денег через «левые» стройфирмы, которое Виктору Шкуренко как совладельцу «Единого строительного банка» (к слову, единственному не строителю в числе учредителей) с середины осени активно пророчат многие региональные СМИ. Однако же это дело об обналичке, которое каждый раз должно быть возбуждено «в ближайшие дни», пока остается только фантазией журналистов.

Что же до Дмитрия Шадрина, то, как он сам не раз признавался, страсть и способности к политической и общественной деятельности у него в крови. При этом переходить из законодательной власти в исполнительную, то есть из депутатов в чиновники, пусть даже самого высокого ранга, он совершенно не стремится. Хотя и имеет надежного друга, которому можно в случае чего передать свои активы в доверительное управление.

«Ничего личного — только бизнес» — это явно не про них. Друзья со студенческой скамьи Дмитрий Шадрин и Виктор Шкуренко даже активы делят по-братски — ровно пополам. И хотя количество принадлежащих им компаний не измеряется трехзначным числом, как у других видных омских бизнес-кланов, зато географический размах простирается далеко за пределы Омской области, а их суммарная стоимость в расчете на брата давно перевалила за два миллиарда.

Пока омичи ругают навязчивую телерекламу магазинов «Победа» и «Еда» с капитаном «Уральских пельменей», сельчане наперебой хвалят открывающиеся в райцентрах «Низкоцены». Пока конкуренты шепчутся о якобы присущем Виктору Шкуренко виртуозном умении добиваться лояльности властителей самых высоких рангов и о том, что он вместе с Дмитрием Шадриным будто бы не гнушается торговать не самым качественным алкоголем, бизнес-партнеры сохраняют чистоту перед законом, не становясь фигурантами даже тех уголовных дел, которые им усиленно «пришивают» СМИ.

Пока одни бизнесмены замыкаются в рамках Омска, Шкуренко и Шадрин стараются как можно шире раздвинуть границы своей империи. И если клан Фридманов начал опутывать сетью своих АЗС только Омскую область, то экспансия «Низкоценов», число которых уже перевалило за четыре десятка, а вслед за ними и спортклубов Park Fitness распространилась и на соседние регионы. Хотя и не с первой попытки. Но о своих прошлых неудачах друзья рассказывают спокойно и открыто, ведь сейчас они ощущают себя в ранге победителей.

Мир, дружба, жвачка

Дмитрий Шадрин и Виктор Шкуренко — классические представители плеяды российских бизнесменов, удачно подсуетившихся в девяностые, когда незанятых ниш на рынке было больше, чем самих предпринимателей. На эти годы у друзей пришелся самый расцвет деятельной юности, а залогом успеха стало, во-первых, особое предпринимательское чутье, а во-вторых, профильное образование, снабдившее их важными связями. Так, в далеком 1992-м два студента экономического факультета ОмГУ создали свою первую компанию — АОЗТ «Эридан», решив торговать товарами народного потребления. А с закупкой первой крупной партии товара, которым оказались сигареты, помог одногруппник, работавший на тот момент главным бухгалтером в одной из структур Валерия Кокорина. Завод выдал Шкуренко и Шадрину их первый кредит — 4 млн рублей под 15% в месяц, и на эти деньги друзья смогли закупить и привезти в Омск половину КамАЗа Camel.

Чуть позже начинающие бизнесмены занялись продажей на фондовом рынке акций, скупаемых у работников «Омскшины», «Омсктехуглерода», завода СК и других предприятий. Но по-настоящему поворотным стал 1996 год, когда заработанные на этом деньги удалось вложить в контракт с компанией Wrigley и заняться дистрибуцией знаменитой жвачки в Омске. И здесь опять-таки помогло наличие полезных знакомств — на этот раз с региональным представителем Wrigley Константином Тороповым.

В тот период закупать жвачку у оптовиков в соседнем Казахстане было процентов на 20 дешевле, чем по официальным каналам у производителя. Но молодым бизнесменам удалось убедить омскую розницу переплачивать эти 20%, ведь за эти деньги им была предложена доселе невиданная роскошь — доставка товара прямо до торговой точки, освобождающая от привычной необходимости самим ехать закупаться на оптовую базу.

Розничные пионеры

Продолжая заниматься дистрибуцией, Шкуренко и Шадрин решили не замыкаться только лишь в этой сфере и, предугадав будущий тренд, подались в ритейл. Так, весной 2001 года в Омске открылся «Наш магазин», ставший первым узелком первой местной сети супермаркетов.

С этого момента друзья начали делить пополам не только активы, но и направления бизнеса — Виктор оставил себе опт, переименовав дистрибьюторскую компанию в торговый дом «Шкуренко», Дмитрий же занялся розницей. Впрочем, по розничному пути друзья все равно шли рука об руку. И несколько лет спустя под крылом ТД «Шкуренко» тоже появились свои розничные сети — «Продукты 24 часа» и «Низкоцен». Примерно тогда же, после кризиса 2008-го, торговая группа «Наш магазин» приросла супермаркетами низких цен «Еда!» и первым гипермаркетом под названием «Поворот». Позже все «Повороты» были переименованы в «Победы», объединившись с другой сетью гипермаркетов-дискаунтеров.

В то же время Шадрин оказался пионером не только в организации местной сетевой розницы, но и в использовании всемирной паутины для бизнеса. Первый в городе интернет-супермаркет открылся под брендом «Наш магазин» в начале 2007 года.

Покорение Алтая

В один прекрасный момент империя Шадрина и Шкуренко, продолжая разрастаться вширь, перестала помещаться в границах Омска. Сначала оптовый и розничный бизнес начал работу в районах области, а затем началась экспансия «Низкоценов» в соседние регионы. Особенно удачным получился выход на рынки Тюменской и Новосибирской областей, а вот покорить Алтайский край удалось только со второй попытки.

Свой главный стратегический просчет друзья допустили в 2010-м, выбрав для открытия второго по счету «Низкоцена» столицу Алтайского края — Барнаул, где склад-магазин разместился на арендованных площадях торгово-офисного центра «Ледокол» в спальном районе. Новому дискаунтеру удалось просуществовать 4 месяца, после чего он, не оправдав ожиданий и не выдержав конкуренции с другими продуктовыми сетями, был закрыт.
После барнаульского фиаско экспансия «Низкоценов» пошла по принципиально иному пути, ориентируясь уже не на горожан, а на сельских жителей, и вместо арендованных площадей используя собственные. После успешного выхода в райцентры Томской и Новосибирской областей в 2014 году Виктор Шкуренко предпринял вторую попытку покорить Алтай, открыв сразу два магазина — в Славгороде и Яровом, выбранных по принципу близости к Омской области. В первом случае был выкуплен местный муниципальный рынок, во втором — построено собственное помещение.

Поход на Алтай не ограничился одними лишь складами-магазинами. Шкуренко и Шадрин, помогающие своим клиентам не только потреблять, но и сжигать калории, открыли там свой спортклуб Park Fitness, заняв им третий этаж бывшего славгородского рынка, который долго не удавалось сдать в аренду.

К слову, несмотря на страсть самого Виктора Шкуренко к занятиям фитнесом, это направление бизнеса пока развивается куда менее активно, чем ритейл. Открывшийся в Славгороде спортклуб стал всего третьим по счету в этой сети, а число «Низкоценов» уже перевалило за 40.

Продавай и властвуй

В противовес физической активности своего компаньона Дмитрий Шадрин традиционно демонстрировал и продолжает демонстрировать активность политическую. Если для Виктора Шкуренко членство в политических партиях и хождение на митинги осталось в далеких девяностых, и теперь все силы и время отнимает исключительно бизнес, то его партнер не только сохраняет дружеские отношения с Михаилом Горбачевым, но и продолжает реализовывать свои способности к общественной и политической деятельности. И, естественно, борется не только за идею, но и за интересы собственной финансовой империи.

Первый депутатский мандат Шадрин получил в 2007 году, избравшись в Омский городской Совет, а в 2011-м запрыгнул еще на одну ступеньку выше, пробившись в региональное Заксобрание, где практически сразу заслужил репутацию алкогольного лоббиста. Особенно острый конфликт разгорелся в осеннюю сессию 2012 года, когда областной парламент рассматривал законопроект о запрете продажи спиртного с 9 часов вечера до 11 утра. И если Дмитрий Шадрин и главный борец за ужесточение антиалкогольного закона Вадим Морозов противоборствовали в зале заседаний, то за его пределами к борьбе подключился и Виктор Шкуренко. Будучи бизнесменом до мозга костей, он решил покинуть возглавляемую Морозовым Ассоциацию развития малого и среднего предпринимательства. Впрочем, как он сам неоднократно заявлял, членство в бизнес-объединениях для него всегда было скорее просто «тусовочной» вещью.

А уже через полгода другую бизнес-тусовку, в которой Шкуренко по-прежнему состоял, возглавил Дмитрий Шадрин. Причем именно Шкуренко уговорил его выдвинуть свою кандидатуру на пост председателя Омского областного союза предпринимателей, чтобы применить свой накопленный за времена депутатства опыт в более родной и близкой сфере — поддержке бизнеса. Причем отстаивать интересы предпринимателей, в том числе себя и своего партнера, Шадрин стал не только в Законодательном собрании, но и в горсовете, присутствуя на ключевых обсуждениях, касающихся возможного повышения налогов.

В то же время и Шадрин, и Шкуренко всегда подчеркивали, что бизнес для них стоит выше политики. И очередным доказательством этого стало нежелание руководителя сети «Наш магазин» присоединяться к бойкоту конфет торговой марки «Рошен» и других украинских товаров летом 2014 года во время очередного обострения российско-украинского конфликта.

Секреты империи

Залог успеха бизнес-империи Шадрина и Шкуренко можно определить тремя словами: дружба, интуиция и диверсификация. Причем в сложившейся экономической ситуации последний из этих пунктов особенно важен, ведь если рухнет один бизнес, то на плаву все равно останется другой. Опт, таким образом, страхует розницу, а розница — опт.

Еще один важный секрет, который, строго говоря, и не секрет вовсе — самостоятельное владение своими активами, без переписывания их на близких и дальних родственников и других третьих лиц, как зачастую поступают финансовые императоры. Впрочем, в практике Виктора Шкуренко все-таки было делегирование своим сотрудникам не только менеджерских полномочий, но и самих активов. Как объяснял он сам — чтобы эти люди вели себя не просто как управленцы, а как предприниматели, заинтересованные в получении прибыли и дальнейшем развитии бизнеса.

Так, например, в 2010-м, покупая «Сибирскую деликатесную фабрику», Виктор Шкуренко разделил ее пополам между собой и своим давним коллегой, правой рукой по управлению торговым домом «Шкуренко» Сергеем Хозяиновым, который и возглавил новое предприятие. Однако выход на рынок изготовления мясных продуктов успехом не увенчался, и больше попыток войти в сферу производства друзья-продавцы Шкуренко и Шадрин не предпринимали.

Другие «побочные» предприятия — бани и фитнес-клубы — смогли закрепиться на рынке более-менее успешно, но основные силы и средства Шкуренко и Шадрина по-прежнему направляются в сферу торговли.

Следующий шаг

Обвал рубля и, мягко говоря, не самая благоприятная экономическая обстановка делают ближайшие цели всех бизнесменов, в том числе наших героев, вполне определенными — выстоять без ощутимых потерь и попытаться извлечь для себя максимальную выгоду из сложившейся ситуации. Впрочем, по мнению самого Виктора Шкуренко, для ритейла в российских регионах сейчас все же нет серьезной угрозы, поскольку в пуле поставщиков преобладают местные производители, а доля импорта ничтожно мала. Поэтому «Низкоцены», по планам владельца сети, не просто выстоят, но и продолжат свою экспансию и зайдут сначала в Курганскую, а чуть позже, возможно, и в Свердловскую область.

Подпортить радужную картину могло бы уголовное дело об отмывании денег через «левые» стройфирмы, которое Виктору Шкуренко как совладельцу «Единого строительного банка» (к слову, единственному не строителю в числе учредителей) с середины осени активно пророчат многие региональные СМИ. Однако же это дело об обналичке, которое каждый раз должно быть возбуждено «в ближайшие дни», пока остается только фантазией журналистов.

Что же до Дмитрия Шадрина, то, как он сам не раз признавался, страсть и способности к политической и общественной деятельности у него в крови. При этом переходить из законодательной власти в исполнительную, то есть из депутатов в чиновники, пусть даже самого высокого ранга, он совершенно не стремится. Хотя и имеет надежного друга, которому можно в случае чего передать свои активы в доверительное управление.

Георгий Журавлев

  • Да уж, с такими подвязками на чистую воду не вывести:) знаю я как там все устроено в этом тд.. былоб кому выложить)
За против
«Тут вот сообщение, что найдено средство против бубонной чумы. Вы не знаете — наша партия за чуму или против?»   Карел Чапек
Отзывы:
:
И хорошему, и плохому трудно избежать людской молвы.Китайская поговорка
Состояние
Размеры состояния определяются не величиной доходов, а привычками и образом жизни. Цицерон
Выборы
Вы выиграли выборы, а я — подсчет голосов.Анастасио Сомоса, президент Никарагуа
Отправьте СМС на номер 3434
со словом МОЖЕМ и через пробел
укажите сумму пожертвования цифрами

Содействие развитию паллиативной
медицинской помощи при прогрессирующих
заболеваниях: инсульт, инфаркт, рак, диабет,
болезнь Альцгеймера, СПИД и др.

Доступно абонентам


vmeste.org.ru

Возврат к списку