• журналист
  • автор
  • ведущая
  • представитель
  • руководитель
Рейтинг: 23/100
Беспартийный Партия “Беспартийный”
Представители СМИ

Романова
Ольга Евгеньевна

28 Марта 1966 (50 лет), г. Люберцы, Московская область

руководитель департамента журналистики

Романова Ольга Евгеньевна руководитель департамента журналистики
Романова Ольга Евгеньевна Замполит руководитель департамента журналистики 4,2
Семья
Без семьи человек один в мире и дрожит от холода. Андре Моруа
Последняя цитата:
Цитатами следует пользоваться только тогда, когда действительно не обойтись без чужого авторитета. Артур Шопенгауэр
Увлечения
Кулинария.
Амбиции
раза "Валить отсюда!" как призыв уезжать из России грозит превратиться в рецепт от всех общественных бед и универсальный ответ на главные социальные вопросы. За последние полгода общее число покинувших Россию составило более полутора миллиона человек. Собеседники Радио Свобода рассуждают о том, нужно ли "валить" из России. Среди них есть уехавшие, вернувшиеся, остающиеся и только собирающиеся покинуть страну. Журналист Ольга Романова - дважды лауреат премии ТЭФИ, автор "Бутырка-блога", жена бизнесмена Алексея Козлова, осужденного на 8 лет, защитник прав заключенных-предпринимателей - объясняет корреспонденту Радио Свобода, почему собирается уехать из России, как только ее муж выйдет на свободу. - По вашему ощущению, очередная волна эмиграции уже поднялась? Люди действительно уезжают? - Уезжают. Но не всегда по политическим или экономическим причинам. Основная проблема – неработающие в России социальные лифты. В России сегодня можно чего-то добиться только будучи сыном или дочерью "кого-то там". К сожалению, очень много лет подряд в нашей стране происходит процесс отрицательной селекции. Наверх пробиваются лишь те, чьи качества ни в одном развитом обществе не считаются конкурентоспособными. В России на престижных должностях сегодня востребованы только "разводчики" и люди в погонах – участники распила. Эти профессии никакой квалификации не требуют. Активным, молодым специалистам, имеющим профессиональные амбиции, не остается ничего, кроме как "сваливать". Все, у кого есть желание применять знания и быть востребованными, вынуждены экспортировать свои таланты за границу. И если раньше уезжали физики, биологи, художники и айтишники, то сегодня едут даже журналисты и юристы из нефтяной сферы. Я знаю многих специалистов по нефтегазовым проблемам, которые предпочитают работать за пределами России. И дело тут дело не в деньгах. Никто давно не гонится за материальным благополучием – оно возможно и в России. Самореализация – вот базовая потребность нормального человека. И в нашей стране она, к сожалению, сегодня неосуществима. - Но есть мнение, что ядро нынешней эмиграции – это средний класс, люди, которые уже успели состояться именно в России. - Средний класс массово с мест пока не срывается. Но эти люди не связывают свое будущее с Россией – они создают "воздушную подушку" за рубежом. Обзаводятся счетами, покупают недвижимость, отправляют учиться детей. Я уверяю вас, что в нашей стране сегодня нет ни одного бизнесмена, не имеющего запасного аэродрома. Этот аэродром комплектуется максимально: от клумб с цветами до баков с горючим. Каждый, у кого несть возможность, вьет себе гнездо. И, к сожалению, не здесь. - Может быть, дома и счета по всему миру – это нормальное явление для космополитичного XXI века? - Нормальность или ненормальность определяется вопросом "Для чего?" Спросите успешного менеджера, для чего он покупает квартиру в Болгарии. Он вам ответит: "Если что, я буду там жить". Уже которое по счету поколение существует под гнетом этого "если что". И заметьте, никто ведь не говорит: если завтра извержение вулкана, цунами, потоп или смена климата. Все держат в уме: "если наедут менты, прокуроры, бандиты, Единая или еще какая-нибудь Россия". Мы боимся своего государства больше, чем любого стихийного бедствия. - Что кажется вам более серьезным - вывоз капитала или физическая эмиграция? - Физически тех, кто вывозит свои активы за рубеж еще можно вернуть. Но кому надо? - Обществу. - Где то общество? Его нет. Обществу все равно: "уехали – приехали". Наше общество – результат большого генетического эксперимента. И я совершенно не уверена, что это общество нуждается в том, чтобы его спасали. - Тогда государству. - Вывод капиталов за рубеж и массовая эмиграция – очень серьезный и тревожный сигнал для социально-ориентированного государства. А для нашей страны наоборот – все идет по плану. Почему за основу вы принимаете концепцию о том, что российская власть хочет передовой, свободной и умной страны? Не кажется ли вам, что такая страна этой власти нужна меньше всего? По моему мнению, сегодняшняя власть совсем не заинтересована в том, чтобы в России оставались талантливые люди. Фактически сейчас уже многие прямо говорят о том, что для обслуживания российской нефтегазовой трубы 140 миллионов человек не требуется. Семи-восьми будет вполне достаточно. Все остальные – лишние. Балласт, которому надо строить школы и больницы, начислять стипендии и пенсии. - А платежеспособные? Бизнесмены и предприниматели тоже не нужны? Вы в одной из своих статей приводите данные "Левада-центра" о том, что 17% бизнесменов по причине своей правовой незащищенности намерены покинуть страну, а половина не исключает для себя такую вероятность. Что будет, если все эти предприниматели в один день соберутся и действительно уедут? - Власть только вздохнет с облегчением. Она же прямо говорит нам: молодые, умные, талантливые, энергичные, богатые - валите из страны! Старики – сдохните! А остальные – превратитесь в офисный планктон и вперед, арбайтен на благо нефтегазовой промышленности. Посмотрите, ведь никто не ловит бегущих из России бизнесменов. Ашот Егизарян, к примеру, или Андрей Бородин – они что, подкоп под Финским заливом делали или на дирижабле на запад стартовали? Если бы кто-нибудь действительно хотел поймать их в те месяцы, пока уголовные дела еще только раскручивались, неужели бы они остались на свободе? У моего мужа, например, был целый год на раздумья. Но он не уехал и сел. Ходорковскому десятки раз говорили: вали. Он оказался принципиальным. И тоже сел. Менее упертым дают возможность скрыться. Отнюдь не из гуманизма – просто власть оказывается в очень невыгодном положении, когда на суде опальные бизнесмены открывают рот. Поймите, нас с вами здесь никто не держит. Посмотрите, в телеэфире нет никаких пропагандистских фильмов об ужасах Запада. Никакого "промывания мозгов" о предательстве отъезжающих. Более того, своим наплевательским отношениям к старикам (вспомните последние истории с ветеранами, отсылающими ордена нашему президенту и пишущие письма американскому) власть показывает, что ждет нас в будущем. Движение "Наши" при этом наглядно демонстрирует, каким надо быть, чтобы тебя пустили сторожить скважину. Ну или в лучшем случае – если умный и буквы знаешь – разрешили бы докладывать на Первом канале об успехах тандема. - Но ведь кто-то остается… - Остаются те, у кого пока нет возможности уехать. Это большинство. А еще те, кого здесь держит собственная позиция – вера в то, что в России можно что-то изменить. Это единицы на общем фоне. - Вас собственная позиция уже не держит? Вы больше не верите, в перемены? - Я не верю в то, что люди, ежедневно делающие зло, с понедельника перестанут это делать. Но это только моя позиция, сформировавшаяся после всего, что случилось с моей семьей. В нашем случае речь идет о физическом выживании. Власть ежедневно публично клацает зубами. Но кусает пока избирательно. У меня лично она отхватила большой кусок – мужа. И я не хочу давать зверю возможность цапнуть нас снова. А уж тем более доесть до конца. Поэтому мы уедем. Я - журналист, и попытаюсь всеми силами и способами продолжать свою деятельность в России. Но физически меня здесь не будет. - Вы не жалеете, что не уехали вместе с мужем раньше, когда он еще был на свободе? - С каждым годом на этот вопрос я отвечаю все более уклончиво. Когда мужа посадили, я, в силу профессии, имела возможность увидеть то, что простому человеку видеть не дано. И это оказался ад. То, что сегодня я сжилась с этим адом, подстроила его под себя, а себя под него, еще не означает, что я намерена оставаться в нем навсегда. Как только у меня будет возможность покинуть тюремный ад, я отойду на максимально безопасное расстояние. Наивно было бы расхаживать по границе и думать, что тебя не засосет. - В какой момент вы приняли решение уехать? - Ровно в тот момент, когда поняла, что нам с мужем грозит. Он тогда еще был на свободе. Я буквально сидела у него на голове и клевала в темечко: уезжай-уезжай-уезжай. Он предпочел остаться. При первой же встрече в тюрьме признался мне, что это было очень большой ошибкой. Больше дискуссий на тему "ехать-не ехать" мы не ведем. Для нас это вопрос решенный. - Все годы, что ваш муж находится в тюрьме, вы активно отстаиваете права осужденных предпринимателей и преследуемых бизнесменов. Вы фактически стали их голосом. Вы готовы оставить эту деятельность с отъездом? - Для моей профессиональной деятельности место жительства совершенно не важно. Сегодня у меня минимум по 10 авиаперелетов в месяц. Я то на зонах, то в командировках. Дома, в Москве, бываю практически только проездом. Но если для меня физический адрес пребывания значения не имеет, то для безопасности моего мужа, когда он выйдет на свободу, этот вопрос наверняка станет принципиальным. - А о собственной безопасности сейчас вы не думаете? На своей странице в Фейсбук вы пишите, что силовики ведут с вами беседы, мол, Романова, хватит нас кошмарить… Не боитесь, что от слов они перейдут к действиям? - К каким действиям? Посадят рядом с мужем? Надо было сразу это делать. Сейчас мне уже не страшно. В самом начале, на зоне, муж сказал мне одну вещь - я сначала не сообразила, и только позже поняла, насколько он прав: тяжелее не тем, кто сидит, а тем, кто остается на свободе. - Перефразируя его: тяжелее не тем, кто уезжает, а тем, кто остается в России. Как вы отнесетесь к тому, что после отъезда вас в спину назовут предателями, как это часто бывает? Мол, родной дом горит, а вы отворачиваетесь и уходите по дороге в светлую даль… - Вы о родине и долге перед ней? Знаете, я все время пытаюсь посчитать, что я должна своей родине. Ни у меня, ни у моих детей, ни разу в жизни не было больничного листа. Если нам требовалась медицинская помощь, мы обращались в частные организации. Более того, я не собираюсь в этой стране получать пенсию. Уже давно все свои расходы я оплачиваю сама и не жду помощи от бюджета. Но заметьте, я продолжаю исправно отчислять налоги. На содержание милиции, армии, судей, прокуроров – всех тех, кто обязан обеспечивать мою безопасность. Алле, родина! Где моя безопасность? - Это скорее вопрос к власти… - Вот именно. Давайте вспомним Салтыкова-Щедрина и не будем путать Отчизну и Их Превосходительство. Мне не нравится Их Превосходительство. И я имею право от него уехать. Родина – это не то место, где ты родился. И не коммунальная квартира, в которой прошли первые годы жизни. Родина – это, простите, за банальность – культура, литература, вера. А они - глубоко внутри. Родина – это ближнее окружение. Благодаря интернету оно не исчезает ни на секунду. Родина – это семья. И если ради ее безопасности, я вынуждена уехать, кто посмеет меня осудить? - В какую страну вы собираетесь эмигрировать? - Сейчас этот вопрос не имеет смысла. Мне все равно куда ехать. Критерий выбора один: мы будем жить там, где мой муж сможет нормально работать.
Карикатуры
Видео

Соратники:

Оппоненты:

Биография
Родилась 28 марта 1966 года в городе Люберцы Московской области в семье врачей. Журналистикой занялась в 1989 году, став обозревателем информационного агентства «ИМА-пресс». С 1991 по 1994 гг. — московский корреспондент американского журнала Institutional Investor[en]. С 1994 по 1997 гг. — экономический обозреватель и заведующая отделом экономики ежедневной газеты «Сегодня». С 1997 по 1999 гг. — автор и ведущий ежедневной аналитической программы «На самом деле» телеканала ТВ-Центр, редактор программы «Большие деньги» Игоря Потоцкого (НТВ). В 1999 году — заместитель главного редактора газеты «Версия». С 1999 по 2002 гг. — руководитель творческого объединения «Пятая колонка», автор еженедельной колонки в газете «Ведомости», автор и совладелец еженедельного журнала «ФАС». В конце 90-х — начале 2000-х была ведущей программы «Пятая колонка» на REN-TV. С 2002 по 2005 гг. — автор и ведущая ежедневной аналитической программы «24 с Ольгой Романовой» (Рен-ТВ). В 2004 году стала лауреатом премии ТЭФИ в номинации «Ведущий информационной программы», а сама программа получила премию в номинации «Информационно-аналитическая программа»[3]. С 2005 по 2006 год — ведущая программ «Эхономика», «Большой дозор» и «Особое мнение» на радио Эхо Москвы. В 2007 году — редактор отдела экономики журнала The New Times. В 2007 году — главный редактор российской версии журнала BusinessWeek[5]. В 2008 году был арестован и (в 2009) осуждён муж Ольги Романовой, Алексей Козлов. Частично оправдан в 2013 году. С января 2009 по апрель 2010 — работала редактором портала Slon.ru[6]. В мае 2009 года там же начинается публикация тюремного дневника её мужа «Бутырка-блог». Автор книги «Бутырка» (издана в 2010). С 2011 года — руководитель департамента журналистики на факультете медиакоммуникаций Высшей школы экономики.
Образование
В 1988 году окончила финансово-экономический факультет Московского финансового института.
Портрет
Компромат
В январе 2013 года в отношении Романовой было возбуждено уголовное дело по статье 319 УК (оскорбление представителя власти). Основанием для этого стала публикация в Фейсбуке Романовой фотографии сотрудницы полиции с комментарием: «Вот эту ментовскую блядь я довела до белого каления. Она непрерывно курила, а я ходила за ней и следила, чтобы она окурки в урну кидала». После известия о возбуждении уголовного дела Романова заявила, что «хочет суда — большого, публичного, с целью троллинга». Также она сказала, что не хотела оскорбить сотрудницу полиции, а слово «блядь» в комментарии использовала не в качестве существительного, а как связующее слово.
За против
Ольга Романова просит поддержать её мужа в суде Распечатать Ольга Романова выступает в защиту мужа в Верховном суде В Пресненском суде Москвы завтра состоится очередное заседание по делу предпринимателя Алексея Козлова. В 2009 году бизнесмен был осужден на 8 лет колонии по обвинению в хищении акций у бывшего делового партнера Слуцкера . В сентябре прошлого года Верховный суд отменил приговор, признав, что Козлов был осужден с грубыми нарушениями закона, в частности, презумпции невиновности и принципа состязательности сторон. Дело направлено на пересмотр. Козлова освободили из заключения под подписку о невыезде. Супруга бизнесмена, журналистка Ольга Романова – один из организаторов акций «За честные выборы» в Москве призывает всех прийти на заседание суда, чтобы сделать его максимально открытым.
Отзывы:
:
И хорошему, и плохому трудно избежать людской молвы.Китайская поговорка
Состояние
Размеры состояния определяются не величиной доходов, а привычками и образом жизни. Цицерон
Выборы
Я иду на выборы в Мосгордуму. Иду по Таганскому округу (границы еще не определены), иду как независимый кандидат, беспартийный. Я знаю, что большинство москвичей выборы в Мосгордуму игнорируют, голосовать не ходят - просто потому, что не знают, чем этот орган занимается и на что он может повлиять. Они же спрашивают меня: «Ну и зачем?». А вот зачем. Депутат Мосгордумы может, например, вносить законы в Госдуму. Вы в восторге от принятых ей в последнее время законов? Вот и я нет. Мосгордума может объявлять референдумы в Москве - про школы, стройки, парковки, про те же выборы. Оно вам надо? Вот и мне тоже. Мосгордума утверждает мировых судей и московского прокурора. У вас есть к ним вопросы? И у меня навалом. А еще я иду, чтобы мы с вами наконец выиграли — пусть не финальную битву, а локальное сражение. Чтобы на собственной шкуре понять, как устроена власть. Чтобы быть готовой к тому неизбежному моменту, когда всё рухнет и надо будет отстроить заново - ЖКХ, суды, наше с вами бытие в целом. Что я умею: я была в прошлой жизни экономистом, работала в банках и в нефтеэкспорте - это еще при СССР. Потом долго-долго была журналистом. И вот уже 12 лет профессорствую в Высшей школе экономики. Что я умею лучше всего - это вытаскивать людей из наших зинданов, защищать семьи несправедливо осужденных. Это очень сложно, спасённых у меня относительно немного, около сотни - капля в море, но всё же. Сейчас мне нужны все мои навыки и знания, но больше всего мне нужна ваша помощь. У нас уже есть штаб, на Таганке - 2-ой Гончарный переулок, дом 3. Есть почта штаба: romanova.moskva@gmail.com. Скоро откроется сайт. Пишите нам, приходите к нам, в нашем штабе есть даже душ, кухня и добрая собака. Выборы 14 сентября. Давайте попробуем - у нас подбирается отличная команда, а с вами она станет главным претендентом на победу.
Отправьте СМС на номер 3434
со словом МОЖЕМ и через пробел
укажите сумму пожертвования цифрами

Содействие развитию паллиативной
медицинской помощи при прогрессирующих
заболеваниях: инсульт, инфаркт, рак, диабет,
болезнь Альцгеймера, СПИД и др.

Доступно абонентам


vmeste.org.ru

Возврат к списку