• Помощник члена Совета федерации
  • Республика Адыгея
  • Куек
Рейтинг: 0/100
Беспартийный Партия “Беспартийный”
Политики федерального уровня

Куек
Асфар Сагидович

1 Января 1970 (46 лет),

Помощник члена Совета федерации

Куек Асфар Сагидович Помощник члена Совета федерации
Куек Асфар Сагидович Замполит Помощник члена Совета федерации 4,1
Семья
Без семьи человек один в мире и дрожит от холода. Андре Моруа
Последняя цитата:
Цитатами следует пользоваться только тогда, когда действительно не обойтись без чужого авторитета. Артур Шопенгауэр
Увлечения
Ничего не принимайте близко к сердцу. Немногое на свете долго бывает важным. Эрих Мария Ремарк
Амбиции
Голые амбиции, лучше одетых поражений.Народная мудрость
Карикатуры
Видео

Соратники:

Оппоненты:

Биография
Помощник члена Совета федерации от Адыгеи Аслана Хашира
 
Ученый, писатель, заслуженный журналист республики Адыгея, известный общественный деятель 
 
Председатель республиканского движения помощи репатриантам и связям с соотечественниками «Самгъур»
 
Кандидат филологических наук,

Ведущий научный сотрудник адыгейского научно-исследовательского института, председатель Правления республиканского благотворительного Фонда «Историческая Родина»
Образование
Портрет
Ученому, писателю, заслуженному журналисту республики, известному общественному деятелю Асфару Куеку 60. А 90 лет назад было создана Адыгейская автономная область. И то, что Асфар Сагидович всегда в гуще событий в Адыгее, патриот своего Отечества, понятно: ведь они родились в один прекрасный день – 27 июля. Накануне юбилея мы встретились с ним для беседы.

– Асфар Сагидович, как известно, черкесский мужчина, преодолев планку 60 лет, переставал уходить в набеги, заниматься активной деятельностью и открывал свой хьак1эщ – гостиную, где принимал друзей и гостей. Они вспоминали прошлое, жили настоящим и думали о будущем. Будущее они творили через своих внуков, воспитывая их в духе славных ратных подвигов предков. Вас считают консервативным человеком по отношению к народным традициям, последовательным в исполнении Адыгэ Хабзэ. Так что, будем удобно усаживаться в своем хачеще или все-таки продолжим путь вперед?

– Адыгский философ Казаноко Джэбаг говорил, что «шагающий со временем – мужчина». Но можно оставаться мужчиной и в хачеще, и в общественной жизни. У нас говорят, что самый прекрасный возраст собаки три года, лошади семь и мужчины тридцать. Если мне уже два раза по тридцать, значит я дважды мужчина! (Смеется). Честно говоря, я чувствую себя прекрасно, полон сил и надежд, но предпочитаю сейчас больше писать, творить, заниматься наукой, аккумулировать полученные знания многих десятилетий. 

Я один из воспитанников Майкопской школы борьбы Якуба Коблева, и всегда был активным человеком, стремился быть разносторонним во всем – так интереснее. Помню, в адыгейском пединституте, где я учился на филфаке, одно время занятия начинались после обеда и, естественно, график моих тренировок тоже переместился. У Владимира Невзорова, будущего олимпийского чемпиона, тренировки проходили утром, поэтому нам пришлось объединяться. Володя тогда уже был чемпионом СССР среди молодежи, известным борцом. Заметив, что я пытаюсь «поставить» несколько разных приемов для бросков вперед, назад, вбок и через себя, одобрил и сказал:

«Это очень хорошо, сядешь на два приема, которые ты будешь делать прекрасно, кое-что выиграешь, но скоро тебя разгадают и обязательно найдут контрприемы. А если у тебя разносторонняя борьба, к тебе тяжело подступиться».

Так и получилось. Я не дошел до Олимпиады, как Володя, но стал дважды мастером спорта СССР, выигрывал чемпионаты страны по разным спортивным обществам, а в Ленинграде получил бронзовую медаль в розыгрыше кубка СССР по дзюдо. Занятия спортом действительно формируют характер, волю, мужество, необходимые мужчине в этой сложной, порой, жестокой и бескомпромиссной, полной опасностей, но такой прекрасной жизни. Стремление «объять необъятное» всегда помогало мне и в работе, и в борьбе, поэтому я «умудрялся» одновременно быть «многим».

Когда ушел в комсомол из журналистики и возглавил отдел пропаганды и культурно-массовой работы обкома ВЛКСМ, коллеги сказали, что потеряли хорошего корреспондента. Писатели сожалели о молодом перспективном писателе, а ученые – я тогда уже начинал приобщаться к науке – что потеряли деятельного исследователя адыгского фольклора. Ответ на это был один: «Все мы идем вперед, встретимся там». Так и получилось. А прожив такую жизнь, имея большие мечты и планы, как я могу усидеть в своем хачеще? Невозможно одновременно быть в обществе и находиться вне этого общества, поэтому буду жить так, как раньше, но, естественно, сузив амплитуду жизни. Сейчас для меня главное – не активная общественная или какая-то политическая деятельность. Хочу заниматься наукой, продолжать писать, творить, и, естественно, жить. 

– Вот Вы коснулись темы политики. Считаете себя политиком? Спрашиваю потому что, как говорят, Вы провели жизнь в борьбе, не только на татами или борцовском ковре. Вас считают неудобным, бескомпромиссным, часто одержимым общественным деятелем, политиком, нередко противостоящим власти. Притом, что сами были и комсомольским агитатором, и ученым секретарем в научном учреждении, и главным редактором республиканской газеты, и даже председателем Комитета Республики Адыгея по делам печати, информации и общественно-политическому прогнозированию. Как это сочетается? 

– Я не политик, хотя считаю, что в политике разбираюсь, как говорится, не один год в окопах и на баррикадах. Не политик, потому что быть им – это значить уметь быть гибким во всем, часто менять позиции и убеждения. Конечно, можно научиться прятать свои убеждения глубоко внутри, но тогда придется кривить душой, говорить одно, а думать и делать другое. Как-то в беседе с великим Расулом Гамзатовым у него дома, естественно, за хорошим столом с дагестанским коньяком, мы коснулись темы политики. И знаете, что сказал Расул? «Соврал один раз, соврал второй и третий, на четвертый становишься политиком». Я так не могу. Понимаю, что казаноковское «шагать со временем» важно, понимаю, что, если ты не занимаешься политикой, то она займется тобой, но пытаюсь дистанцироваться. 

В молодости я мог многим пожертвовать ради идеи и убеждений, впрочем, эта черта моего характера и сейчас не прошла, но с годами становишься мудрее и пытаешься не бросаться в омут с головой. 

В 1838 году в мае царские войска во главе с адмиралом Лазаревым начали штурм черноморского побережья, огнем и мечом захватывая наши земли, истребляя автохтонный народ. В 1987 году первый секретарь крайкома партии Полозков решил эту дату «узаконить» как день основания городов Туапсе и Сочи. Договорился с Москвой, что проведут крупномасштабное театрализованное представление с высадкой десанта, реконструирующие события тех лет. Нас было очень мало, но как представители адыгской интеллигенции мы выразили протест, хотя областной комитет партии, естественно, был за такой праздник. Что долго об этом говорить и рассказывать о «днях борьбы за независимость свободного духа», преследовании нас обкомовцами и, как модно сейчас говорить, спецслужбами и правоохранительными органами. Из чувства протеста в мае 1988-го года я вышел из компартии, будучи вторым лицом в большом научном учреждении, достаточно молодым и перспективным. Когда подал заявление о добровольном выходе из партии, это стало известно первому секретарю обкома КПСС Аслану Джаримову, который прислал ко мне тогда замзаворга партии Рашида Хунагова с предложением «не рубить сук, на котором сижу, имея такую перспективу по жизни, и что не надо хоронить свою карьеру».

Но я стремился быть верным своим убеждениям и настоял на своем. Естественно, случилось то, о чем предупреждали: я оставил свою должность, что лишало многого, даже просто хлеба насущного. Впрочем, такое со мной случалось не раз, да и сейчас происходит. Считаю это следствием стремления остаться самим собой. Все мы не боги, можем ошибаться, да и ошибаемся часто, но я всегда стремлюсь быть правдивым, такими были мои предки, и мой дед, и отец, и братья. Надеюсь, что и сын пойдет по их стопам. Что касается власти, то ей обычно не нравится свободомыслие, вот она и стремится «сломать» тех, кто думает не так, как все. Инакомыслие всегда подвергалось гонениям, сжигалось на костре, гробилось в тюрьмах и лагерях, расстреливалось и уничтожалось, но дух, дух свободы, снова и снова поднимал свое знамя. Вот и приходилось часто быть в окопах, чего власть никогда не прощает. В ней всегда находятся люди, которым кажется, что все в их руках, что они – божьи помазанники. Они «решают» наши судьбы, и абсолютно уверены в том, что их слово и их желание – аксиома для общества. И если кто-то им пытается сказать, что это, ребята, не совсем верно и не совсем так, они начинают борьбу не на жизнь, а насмерть. Хотя, по большому счету, их послужной список добрых дел невелик. И вспоминаешь Чацкого: а судьи кто? 

– А что Вы скажете про сегодняшних «судей»?

– Главный судья, естественно, Глава Адыгеи Аслан Тхакушинов. С ним я знаком 42 года и всегда был в хороших отношениях. Столько не прожили даже ни Пушкин, ни Лермонтов. Мы окончили один и тот же факультет, филологический, правда, он был постарше, жил я в общежитии в комнате, где он раньше был, тренировался и сам тренировал в добровольном спортивном обществе «Спартак», который он тогда возглавлял. Мы воспитанники грузинской школы науки, оба защитили кандидатские диссертации по филологии в 1988-м году в институте литературы имени Ш. Руставели в Тбилиси с интервалом в один месяц. С ним мы всегда были в хороших отношениях, я бы сказал даже дружеских. 

«А что случилось сейчас?», – могут спросить наши читатели. А ничего, кроме переоценки ценностей: материальных, моральных, духовных. Я понимаю, что первое лицо субъекта не может быть доступно для всех, он же все-таки на ответственной работе, да и времени нет. Вот и сужается круг. Одно огорчает: доступ к нему имеют лишь избранные, а гласа народа он уже не слышит, как не слышит, или не хочет слышать людей, объединенных одной проблемой – уберечь власть от ошибок, которых она с каждым днем допускает все больше и больше. Помню, будучи Главным редактором республиканской газеты «Адыгэ макъ», я пришел для беседы с первым Президентом Адыгеи Асланом Джаримовым. Он выглядел измученным и изможденным, я бы сказал даже серым. На мой вопрос о его самочувствии, он ответил, что «ничего, это бывает часто, когда в день принимаешь по 60−70 человек, пропускаешь через себя их проблемы – это изматывает, но это работа». Так не работает нынешняя власть, поэтому она оторвана от народа, не слышит его гласа, впрочем, как и оппозиции… 

– Тут я не могу согласиться с Вами. Как он может не слышать глас народа и голосов инакомыслящих, когда сам недавно заявил на телевидении, что «оппозиция» к нему не идет. Это его интервью вообще многим показалось довольно странным – то он знает вас, то не знает. Вначале заявил: «Я фамилии знаю, которые что-то хотят написать, или анонимку или еще что-то». А буквально через минуту говорит: «Не знаю даже, кто они такие, что они хотят?». А как вам фраза: «Если они ни одного гвоздя за 18 лет последних не забили, а мы 150 новых объектов сдали – перед кем мне надо оправдываться. Мне некогда этим заниматься…»?

– Вопрос, конечно интересный, но как ответить, чтобы всем было ясно? Как сформировалась оппозиция? Да власть сама ее подтолкнула к объединению! Все члены республиканского движения «За будущее Адыгеи» - известные люди, имеющие большой жизненный опыт, в разное время бывшие во власти, большинство – депутаты разных уровней. Кто не знает в республике бывшего депутата Госдумы Руслана Хаджебиекова, экс-премьера Мухарбия Тхаркахова, депутата всех созывов парламента Анатолия Иванова? Все они – сопредседатели движения. Или не знает полковника Кима Мамиека, бывшего главу района и города, его коллегу Рашида Мугу, экс-министра культуры, известного режиссера Касея Хачегогу? Конечно, и Тхакушинов их знает и со всеми, включая меня, не раз ел хлеб-соль и не всегда был в конфронтации. Как раз, наоборот, по большому счету, он с представителями нынешней оппозиции был в хороших отношениях. Да и они относились к нему с должным уважением. Это потом, когда он стал президентом, дела пошли не так, особенно с появлением на политическом небосклоне молодого и амбициозного премьера Мурата Кумпилова с необузданным стремлением все подмять под себя и поставить всех на место.

Конечно, и мы амбициозны, и если что-то наметили, то идем к цели, как бы ни было трудно, но все же, в рамках приличий и какой-то культуры. А нынешняя власть даже не пользуется пряником, одни кнуты. Да и свистят они везде и во всех структурах, в поле и в театре, в учебном заведении и в хлеву. Мы к такому не привыкли. Чего греха таить, и при Н. Берзегове, и при А. Джаримове, и при Х. Совмене случались перегибы, это жизнь, однако со временем дела выравнивались. Но сейчас народ в такой позе, что уже разогнуться не может, слишком велика тяжесть, вот и тащатся люди, опустив головы ниже колен, озабоченные проблемой насущного хлеба и поиском ответа на вопрос: как выжить? Говорить о других «судьях» не хочу, хотя есть и о ком, и о чем. 

Чиновники не должны стремиться всем понравиться, их главная забота должна быть о человеке, бедном народе, доведенном до отчаяния борьбой за выживание. И если бы сегодняшняя власть занималась этим, как положено, не возникло бы оппозиции. Власть сама взращивает недовольных и инакомыслящих, это было во все времена. Когда нет «хлеба и зрелищ», нужно насторожиться, потому что это необходимо народу, прежде всего. Но власть не замечает или не хочет этого замечать. И подобное происходит не только в Адыгее, но, к сожалению, и по всей стране. 

В народе говорят, что «спицы колеса становятся на землю по очереди». Это значит, что ничего вечного нет и нет ничего, что не изменится. Те, кто сегодня у власти думают, что пришли и сели в свои кресла навеки, но это совсем не так. Они считают, что их спицы наверху, где власть, достаток, блаженство, а все другие внизу. На самом основании колеса стоит спица отторгнутых властью, и власть надеется, что спица не выдержит, сломается, и подвода, и груз, да и сам мир рухнет на эту злосчастную спицу, и она на все времена останется у обочины. Но если ты веришь, что колесо истории крутится, и если как мужчина выдержишь навалившийся на тебя груз, рано или поздно колесо отправится дальше в путь и твоя спица поднимется и займет высшую точку, где всегда легко и хорошо. Главное не забыть бы о том, кто на тот миг окажется внизу, кем бы он ни был. Помоги ему, ведь колесо истории движется. Этой простой народной философии власть не знает или не хочет знать. 

Глава Республики говорит, что оппозиция к нему не идет и ему не ясно, чего она хочет. Во-первых, действительно, к Аслану Китовичу так просто не придешь, уж очень многие попали в категорию «нежелательных» лиц. Видимо и я, хотя, по правде говоря, в начале его президентства он приглашал меня и предложил должность директора АРИГИ, но в это время я уже был на другой работе, и не смог принять предложение. И позже он меня приглашал к себе, и при встрече в общественных местах заверял, что готов принять в любое время. Что касается других, мы знаем людей, которые не могут к нему попасть годами. Во-вторых, если ты глава семейства (а только так нужно воспринимать руководителя субъекта) и у тебя что-то не получается в твоем доме, собери тех, кто чем-то недоволен, поговори, разберись. Может быть, тебя поймут после такой встречи. А сегодня получается так: приходи ко мне тогда, когда меня дома нет. 

И последнее. О незабитых гвоздях за последние 18 лет. Сказать, что известные общественные деятели из числа инакомыслящих, стремящиеся жить не по указке, ничего не сделали за 18 лет, это, мягко говоря, неправда. За это время они вырастили детей, построили дома, посадили деревья. В народе говорят, что нет человека, не обладающего чем-то хорошим и, несомненно, у инакомыслящих есть свои успехи. Без их гвоздей обувь исполнительной власти за столько лет расклеилась бы, и она осталась бы босиком. Хотелось бы отметить, что и на них что-то держится, пусть не весь мир, но мир людей близких, родственников, друзей и единомышленников, а это уже не одна тысяча. 

Я задумался: а что на самом деле я сделал за последние 18 лет? Ну, работал, а кто не работает? В конце 80-х возглавил Оргкомитет по воссозданию института народного правления – Адыгэ Хасэ, создал республиканское движение помощи соотечественникам «Самгъур». Ну, поездил по миру, особенно там, где проживает наша диаспора, и написал о ней, но ведь и другие пишут. Встречался в Израиле с Шароном, ел и пил с ним, был у иорданского короля, спикера и премьера, но ведь и другие бывают. Познакомился с известными людьми: Расулом Гамзатовым, Чингизом Айтматовым, Олжесом Сулейменовым, Фазу Алиевой, знал раньше и общался с известными писателями, такими как Тембот Керашев, Аскер Евтых, Алим Кешоков Давид Кугультинов, Кайсын Кулиев, Баграт Шинкуба, Михаил Лохвицкий и другие. Но не я один, многие их тоже знали. 

Считаю, что во главе профессионального коллектива делал хорошую национальную газету «Адыгэ макъ» с интересными приложениями, которые помогли увеличить число подписчиков более чем в два раза. Ничего, газета и после меня выходит. Когда началась война в Чечне, выступил в печати с критикой политики военных, без разбору уничтожавших села и города, где тысячами погибали невинные люди. За ряд подобных публикаций получил официальное обвинение в национализме из центра. Ничего, вот министр юстиции России Юрий Калмыков подал в отставку за «чеченский вопрос». Я перевез на родину в Адыгею вторую косовскую группу беженцев из Югославии, собрав их в Турции, но и другие перевозили и раньше, и позже. Много чего еще можно перечесть, но не это самое главное, а то, что все эти годы я оставался таким как есть, человеком со своими принципами и убеждениями, чем и горжусь. Время покажет, чей гвоздь крепче. Помните, как у поэта: «гвозди бы делать из этих людей, крепче бы не было в мире гвоздей»?

– Поговорим о науке? 

– Пожалуйста.

– Область интересов ученого Асфара Куека?

– Фольклор, а конкретно – мифология, философское мировосприятие адыгского народа, нартский эпос, Адыгэ Хабзэ, героическое прошлое народа. 

– Обширно…

– Считаю, что любой уважающий себя ученый-фольклорист должен прекрасно ориентироваться не только в своем направлении, но и в этнологии и истории. Известный поэт, старший брат Нальбий Куек говорил: «Всевышний поручил адыгам сложить нартский эпос и Адыгэ Хабзэ. Когда все это было завершено, Он сказал, что доволен и что теперь адыги свободны делать, что они хотят, их миссия на земле завершена. Так наш народ начал уходить с небосклона уже 1000 лет». Я слышал от старших, что Бог говорит, что нет народа, которому он не посылал бы пророка. Наш пророк принес нам Адыгэ Хабзэ, вот почему тысячелетиями он остается главным в нашей жизни. Так народ возвысил и нартов, а у нас в республиканском институте гуманитарных исследований, к сожалению, по настоятельной рекомендации комиссии из «Белого Дома», закрыли отдел нартоведения, который был, кстати, единственным на Северном Кавказе. Что ж, если мы не хотим достойно изучать свою историю и духовное наследие, есть много желающих его «подхватить», ведь они давно пытаются доказать, что нартский эпос, его генезис, не принадлежат нам, адыгам… 

Впрочем, закрыли не только отдел нартоведения, но и отдел археологии, притом, что с разных концов страны и из-за рубежа к нам приезжают археологи. Здесь поле деятельности для них безгранично: столько у нас святых холмов, погребений, городищ. Кроме официальных археологов – тьма черных копателей, которые просто издеваются над могилами наших предков, варварски грабят и разрушают их. 

Я сейчас завершаю монографию по взаимосвязи адыгской мифологии и нартского эпоса. Сначала проводил работу параллельно с исследованием влияния религиозных воззрений на формирование адыгской ментальности, но пласт оказался слишком большим, пришлось разделить. Практически готова и другая монография – фольклор зарубежных адыгов. Но и здесь есть сложности. У нас в НИИ, да и у меня лично, столько накопилось полевого фольклорного материала, который хочется включить в монографию, но физически не успеваем его расшифровать. Важно то, что материалы нужно готовить на языке оригинала, без изменений и поправок – в фольклор нельзя вмешиваться и редактировать. А профессиональных расшифровщиков в штате нет, такое у нас финансирование.

– Мы часто видели Вас по местному телевидению в папахе, у камина или на природе. Если не ошибаюсь, большинство работ было посвящено именно нартам и Хабзэ? Это была прекрасная пропаганда народного творчества, которая пользовалась большим успехом у телезрителей. Мои соседи, например, бросали все дела, когда в эфир выходил очередной выпуск передачи «У очага». Какова судьба этого проекта? 

– Спасибо за такую высокую оценку, на самом деле наш главный цензор – это народ. Мне неловко говорить, но я тоже слышал много хвалебного в адрес этих передач, хотя считаю, что можно было их сделать еще интереснее и качественнее. Более восьмидесяти передач я подготовил к эфиру, из них более пятидесяти – о нартах. Как-то на похоронах в Кабехабле ко мне подошел один мужчина, и тут же нас окружили несколько человек. 

«Если не ошибаюсь, это ты ведешь передачи «У очага» на телевидении, – спросил мужчина, – рассказываешь о нартах, Адыгэ Хабзэ?»

«Да», – ответил я, вопрос меня не удивил, такое бывало нередко. 

Тут подошел Кушук Кумпилов, мой давний знакомый, добрый и порядочный человек, с которым мы общаемся не один десяток лет, и представил мне неизвестного мужчину. Им оказался Каральбий Кумпилов, отец нынешнего премьера Мурата Кумпилова. 

«Твои передачи имеют большое значение для нашего народа, – сказал мне Каральбий, – ты не даешь нам забыть то дорогое, что до сегодняшнего дня хранили наши мудрые старшие. Надо постоянно рассказывать молодежи о наших доблестных предках, надо их учить на благородной памяти героев народа. Будешь в Уляпе, зайди непременно, хорошим столом встречу, как дорогого гостя…»

Я был искренне рад такой оценке своего скромного труда. Рассказал ему, что был в хороших отношениях с его братом – известным поэтом Кадырбечем Кумпиловым, который в свое время отозвался тепло о моих ранних очерках и рассказах. Прошло совсем немного времени и вслед за словами умного отца, как мне об этом позже об этом сообщил руководитель Администрации Президента РА А.И. Пиценко, последовало соответствующее указание Премьер-министра, и … передача «У очага» приказала долго жить. Я уверен, если бы о нашем разговоре знал сын, он не пошел бы против отца. Еще в юные годы, как мне рассказывал сам Мурат, вместе с товарищами он надел черкеску и выехал на коне в центр аула с адыгским флагом – это означает, что он не лишен адыгства. Он молод, может еще вернется к себе, к своим корням…

– А как себя чувствует писатель Асфар Куек? Что нового, что издано, что в портфеле? 

– В конце прошлого года вышла довольно объемная книга «Листопад» – около 600 страниц – зарубежных путевых очерков, эссе, воспоминаний, рассказов на родном языке. Это моя седьмая книга, и есть желание перевести ее и издать на русском языке. Почему «Листопад»? В адыгской мифологии есть Богиня дерева Чъыг-гуащэ, которая говорит нартскому кузнецу Тлепшу, что «нет в мире знания, которое было бы ей не известно». Крона достигает неба, корни уходят в глубину земли, а ствол олицетворяет белый свет. Накапливая все знания мира, имея доступ к Всемирному разуму, дерево к концу года отправляет свои знания с осенними листьями по всему свету. Это нам кажется, что осенняя листва – это просто отжившие листья, на самом деле, она – сосредоточие знаний. Другая философия листвы – она не вернется больше к своему дереву, она уносится в бесконечный мир. Но опавшие листья, даже завершая свой полет на земле, умирая, обогащают ее, тем самым помогая рождению нового, молодого. Это круговорот жизни. 

Что касается планов, то на выходе еще одна книга. Но об этом пока рано говорить, адыги не давали имя ребенку до его рождения, не будем спешить и мы. А в портфеле добра много: неоконченный роман, десятки повестей и рассказов, художественных очерков, стихи. Есть желание сделать книгу о нашем легендарном Учителе, лучшем тренере 20 столетия по дзюдо в СССР Якубе Коблеве, его школе и воспитанниках. «Надежда наследие предков», - говорят в народе, надеюсь, что все это свершится. Хотя есть опасение, что труды мои так и останутся в портфеле неизданными, ибо, как мы уже говорили, есть указание не издавать меня, не публиковать в газетах и журналах Республики, а у меня другой страны и Отечества нет. Известный писатель Аскер Евтых как-то мне сказал, что его книги на родном языке так и останутся нетронутыми в его письменном столе, ибо родное издательство в Адыгее их не печатает. Что делать, круговорот жизни продолжается. 

Но мы еще крепко держим поводья скакуна, нас так просто не вышибить из седла. Жизнь прекрасна, и борьба – одна из загадочных ее составляющих…

– Спасибо за беседу. Надеюсь, что Ваши желания и надежды обязательно сбудутся. Счастья Вам, здоровья и удачи во всем. С юбилеем!

А.К. – И Вам спасибо, всего хорошего.
Компромат
Чем меньше сказано, тем больше копают.Сериал «Карточный домик»
За против
«Тут вот сообщение, что найдено средство против бубонной чумы. Вы не знаете — наша партия за чуму или против?»   Карел Чапек
Отзывы:
:
И хорошему, и плохому трудно избежать людской молвы.Китайская поговорка
Состояние
Размеры состояния определяются не величиной доходов, а привычками и образом жизни. Цицерон
Выборы
Вы выиграли выборы, а я — подсчет голосов.Анастасио Сомоса, президент Никарагуа
Отправьте СМС на номер 3434
со словом МОЖЕМ и через пробел
укажите сумму пожертвования цифрами

Содействие развитию паллиативной
медицинской помощи при прогрессирующих
заболеваниях: инсульт, инфаркт, рак, диабет,
болезнь Альцгеймера, СПИД и др.

Доступно абонентам


vmeste.org.ru

Возврат к списку