Чеченская Республика: внутренняя империя

Государство в государстве. По каким законам живет сегодня Чечня?

16 апреля 2009 года на территории Чечни был отменен режим контр-террористической операции, а эта дата указом главы ЧР была объявлена Днем мира и выходным днем на территории республики. "Прошедшие со дня отмены КТО годы были наполнены яркими победами и великими свершениями. Они ознаменовались динамичным развитием всех сфер жизнедеятельности региона - от промышленности и бизнеса до образования и здравоохранения", - заявил 16 апреля 2016 года глава Чечни. Так ли это - пробовал разобраться "Замполит".

Чеченская Республика является одним из самых малых по площади, но в то же время густонаселенных регионов не только Северного Кавказа, но и Российской Федерации в целом. Период послевоенного социально-экономического восстановления республики был связан с беспрецедентным демографическим ростом, который также сопровождался и изменением межрелигиозного и межэтнического баланса.

 В настоящее время субъект является почти моноэтническим (по официальным данным, более 95% населения составляют чеченцы), а абсолютное большинство жителей исповедуют суфизм (в основном двух тарикатов – Накшбандия и Кадирия). Социально-политическая жизнь Чечни в значительной степени определяется процессами формирования новой гражданской идентичности, а в более общем смысле – конструирования новой социокультурной реальности. В ее основу положены религиозные основы ислама (шариат) и традиционные этнические ценности (адат), интерпретированные в конъюнктурном ключе правящей элитой региона.


Деловая и бизнес-элита



Основными сферами экономики Чечни являются оптовая и розничная торговля (в 2013 году в ВРП республики, по данным Росстата, занимала долю в 18,4%), строительство (доля 9,6%), сельское хозяйство (8,3%), транспорт и связь (6,3%).

Распределение численности занятых в приоритетных отраслях экономики не корректирует с данными показателями: в сельском хозяйстве занято 21,8% экономически активного населения Чечни, в строительстве – 11,6%, в оптовой и розничной торговле – 9,0%, в транспорте и связи – 4,2%. Тем самым, обращает на себя существенный диспаритет в экономической эффективности отдельных отраслей, что связано в том числе с наличием большой доля неформального сектора экономики.

По оценкам исследовательского фонда «Бастион» (данные на 2012 год), теневая экономика в Чечне преимущественно представлена нелицензируемым (в первую очередь кустарным) производством нефтепродуктов и рудных строительных материалов. В связи с наличием значительной доли неформальной экономики обращает на себя внимание и деятельность благотворительного фонда имени Ахмата Кадырова, который за последние годы стал одним из ключевых распределителей финансовых благ в регионе (источники и объем средств, аккумулируемых в фонде сложно оценить хотя бы приблизительно, поскольку официальная отчетность о его деятельности либо не предоставляется в Минюст, либо не публикуется). Деятельность фонда распространяется и за пределы республики: так, в 2014 году была открыта мечеть в Абу-Гоше (Израиль), построенная при финансовой поддержке фонда.

Важно отметить, что на долю бюджетного сектора (государственное управление, образование, здравоохранение, социальная защита) приходится суммарно 41,6% ВРП, а занято в данном секторе 35,8% экономически активного населения.Таким образом, ключевым экономическим фактором в Чеченской Республике является не инвестиционная инициатива частного бизнеса, а процесс распределения средств федерального бюджета и государственных внебюджетных фондов.

В связи с этим обращают на себя внимание управленцы, которые занимают руководящие посты в государственных внебюджетных фондах: отделение Пенсионного фонда России (ПФР) с 2005 года возглавляет Мохмад-Эми Ахмадов, отделение Фонда социального страхования (ФСС) с 2006 года – Билхис Байдаева, а исполнительную дирекцию территориального Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) с 2007 года – Денилбек Абдулазизов. Обращает на себя внимание, что руководство всех трех фондов остается неизменным на протяжении всего периода руководства Чечней Рамзана Кадырова.

В настоящее время Чечня финансируется целевым образом в рамках утвержденной в декабре 2012 года государственной программы «Развитие Северо-Кавказского федерального округа» (на период до 2025 года), составной частью которой стала принятая еще в 2007 году по инициативе полпреда Дмитрия Козака федеральная целевая программа (ФЦП) «Социально-экономическое развитие Чеченской Республики».

В новой редакции госпрограммы, утвержденной в сентябре 2015 года, предусмотрены вопросы ускоренного развития социальной инфраструктуры: преодоления дефицита врачебных и педагогических кадров, создания сети медицинских и образовательных учреждений в республике. Среди крупных инвестпроектов в госпрограмме обозначен только один – строительство детского оздоровительного центра круглогодичного содержания (срок реализации – 2017-2021 годы).

Органом, ответственным за реализацию госпрограммы, является Министерство по делам Северного Кавказа (Минкавказа РФ), в котором пост заместителя министра занимает бывший (с 2007 по 2012 годы) председатель правительства Чеченской Республики Одес Байсултанов, двоюродный брат Рамзана Кадырова.

На территории Чечни в настоящее время действуют предприятия, интегрированные в сырьевые вертикальные холдинги (консолидированные группы налогоплательщиков). Группа «Газпрома» представлена «Газпром межрегионгаз Грозный» (директор с октября 2013 года Асланбек Халидов), группа «Роснефти» – «РН-Чеченнефтепродукт» (с августа 2011 года возглавляет Алихан Таймасханов) и «Грознефтегаз» (с апреля 2011 года руководит Муса Эскерханов), группа «Россети» – «Нурэнерго» и «Чечерэнерго» (обе возглавляет Сайд-Хусейн Муртазалиев).

Единственным крупным сырьевым предприятием, не интегрированным в федеральные холдинги, является «Чеченнефтехимпром» (с момента учреждения в апреле 2011 года возглавляет Хожбауди Альвиев). До марта 2015 года на 100% принадлежал Росимуществу, которое затем передало предприятие в собственность Чеченской Республики.

Финансовые институты на территории Чечни представлены филиалами трех федеральных банков (Сбербанк, Россельхозбанк и Связь-банк), а также банка «Анелик», контролируемого ливанской компанией Creditbank S.A.L.

В число крупнейших предприятий региона входят ряд строительных компаний: «Чеченстрой» (владелец и директор Сулимбек Центроев, ранее директор ГУ «Департамент Чеченского управления строительства» Министерства строительства республики), «Инком-альянс» (владелец и директор Казбек Довлетукаев), «Хайтек-проект» (владелец и директор Лечи Ахтаев), «Арт» (владелец и директор Осман Яхъяев) и крупнейший подрядчик Министерства автомобильных дорог Чеченской Республики «Спецдорстрой» (владелец Ахмед Музаев, директор – Магомед-Эми Солтамурадов); оптовый реализатор лекарств и медтехники «Фармснаб» (владелец и директор Шамиль Багашев); занимающийся приемом и переработкой вторчермета «Транс-металл» (владелец и директор Лечи Ахтаев, также владеющий упомянутым девелопером «Хайтек-проект»).

Бизнесмены и топ-менеджеры, проживающие в республике, практически не участвуют в публичной политике. Более того, даже их имена практически неизвестны не только широкой общественности за пределами Чечни, но даже и самим жителям республики. Любопытен пример зарегистрированной в Грозном автодилерской компании «Кунцево авто трейдинг» (входит в число крупнейших налогоплательщиков в регионе), которая реально ведет торговую деятельность в Московском регионе. Крупнейшим бенефициаром формально числится Сергей Шеряков, но, вероятно, истинным владельцем является кто-то из лиц из окружения Кадырова.

Рамзана Кадырова называют вероятным бенефециаром крупнейшей компании удаленной связи в республике – ЗАО «Вайнах-телеком» (по 50% акций принадлежат предпринимателю Адаму Басаеву и Рамзану Черхигову, министру транспорта и связи Чечни) и группа компаний «Лидер» из Гудермесского района. Группе принадлежит кластер по переработке сельскохозяйственной продукции: консервный и мясной цеха, кондитерская фабрика и молочный комбинат, комбинат детского питания, оптово-розничная торговая база сельхозпродукции. Строятся молочно-товарная ферма и первый на Северном Кавказе завод по глубокой (молекулярной) переработке растительного сырья.

В настоящее время наиболее известными этническими чеченцами в российской бизнес-элите являются проживающие в Москве Руслан Байсаров («Стройгазконсалтинг», «Тувинская энергетическая промышленная корпорация»), братья Умар и Хусейн Джабраиловы (группы компаний «Аванти» и «Плаза», ранее – банковская группа «Первый О.В.К.»), Малик Сайдуллаев (концерн «Милан», «Сапфир-инвест», лотерея «Русское лото»), Абубакар Арсамаков (Московский индустриальный банк), Ваха Агаев («Югнефтепродукт»), Муса Бажаев (группа «Альянс») и другие.

Для широкой публики среди них наиболее известен Руслан Байсаров – бывший супруг Кристины Орбакайте. В настоящее время Байсаров является одним из крупнейших инвесторов в Чечне: его структуры финансируют строительство горнолыжного курорта «Ведучи» в Итум-Калинском районе республики (бизнесмен родом из одноименного села).

Медийной персоной ранее являлся Умар Джабраилов, который в 2000 году баллотировался на пост президента России, а затем был сенатором от Чеченской Республики, ему приписывали роман с Ксенией Собчак и другими светскими львицами.

Вместе с тем, в республике формально существуют предпринимательские союзы: отделение «Опоры России» (председатель – грозненский бизнесмен Аслан Бачаев), организации «Женщины бизнеса» (председатель – предприниматель из Гудермеса Макка Эсендирова) и Торгово-промышленная палата (президент – предприниматель из Грозного Нурбек Адаев). Республиканское отделение «Деловой России» прекратило деятельность в 2007 году. Единственной автономной бизнес-ассоциацией в регионе является НП «Бизнес-ассоциация горной Чечни», созданная и возглавляемая с 2010 года предпринимателем-животноводом Адамом Пинтаевым из Шатойского района.


Оппозиция и гражданская активность



Рамзан Кадыров за последние годы приобрел статус своеобразного «заступника» всех этнических чеченцев, вне зависимости от места их проживания – как внутри Российской Федерации, так и за ее пределами. Отчасти с этим были связаны публичныеконфликты, возникающие с политиками из сопредельных регионов, в частности, главой Ингушетии Юнус-беком Евкуровым, мэром Хасавюрта Сайгидпаши Умахановым. Имеют место и объективные причины к возникновению данных конфликтов: в частности, отсутствие административно установленной границы Чечни и Ингушетии или программа переселения чеченцев-аккинцев в восстанавливаемый Ауховский район в Дагестане (она поддерживает в том числе и напряженность в отношениях между чеченцами-аккинцами, а также аварским и лакским населением Новолакского и Казбековского районов).

Наиболее проблемной приграничной зоной для Чечни является Грузия: государственная граница Российской Федерации идет по территории Панкисского ущелья, населенного преимущественного мусульманами (чеченцами, а также кистинцами). Международное сообщество обвиняло власти России в бомбардировках Панкисии в 2002 году в ходе второй Чеченской кампании, однако уже в 2004 году спецназ ФСБ России совместно с грузинскими силовиками проводил здесь спецоперацию по ликвидации мятежного полевого командира, чеченца Руслана Гелаева. В начале 2016 года российский МИД снова распространил информацию о том, что в Панкисии ведется подготовка боевиков для отправки на территорию Ирака и Сирии, официальный Тбилиси это заявление опровергнул.

Процессы формирования новой, мирной идентичности, требования граждан от властей обеспечения личной безопасности, определяют, во-первых, доминирование элементов авторитарности в системе республиканского управления, высокой концентрации власти, а во-вторых, высокую степень социальной сплоченности и самоорганизации местных сообществ с учетом принципов родового, традиционного права (адата).

Вместе с тем, развитость гражданского общества одна из самых низких в стране: по данным Минюста, в Чеченской Республике в настоящее время официально зарегистрировано 800 некоммерческих организаций, в том числе 137 религиозных, при этом нет ни одного территориального общественного самоуправления (ТОС) или товарищества собственников жилья (ТСЖ).

В августе 2015 года на территории Чечни была зарегистрирована Минюстом первая общественная организация, выполняющая функции «иностранного агента» – это «Правозащитный центр Чеченской Республики» (получала финансирования из посольства Германии и Великобритании), который с 2009 года возглавляет Минкаил Эжиев. В настоящее время общественная организация находится в стадии ликвидации. Эжиев также руководит еще двумя НКО – «Право и защита» и «Северо-Кавказский миротворческий центр». Он является одним из наиболее известных правозащитников в регионе, более того, входит в созданный по инициативе Кадырова в 2013 году Совет по правам человека (его возглавляет советник главы Тимур Алиев).

В регионе действуют также Общественная палата, председателем которой с 2010 года является Гаирсолт Батаев (заведующий научно-исследовательской лабораторией Академии наук Чеченской Республики). Широко известен за пределами Чечни Уполномоченный по правам человека в республики Нурди Нухажиев, занимающий эту должность с февраля 2006 года. А известен он в первую очередь публичными высказываниями в защиту Кадырова и других представителей правящей элиты, а также этнических чеченцев в различных конфликтах (в том числе с межэтническим оттенком).

На территории республики действует 34 региональных отделения политических партий, однако из них с 2013 года принимали участие в выборах различных уровней (региональных и муниципальных) помимо «Единой России» только четыре. Один кандидат был избран от ЛДПР (региональное отделение с 2014 года возглавляет предприниматель Альбина Фатуллаева), трое – от «Патриотов России» (региональное отделение с 2012 года возглавляет Магомед Алхазуров, помощник спикера, а затем депутат парламента республики), трое – от «Российского общенародного союза» (республиканским отделением с 2012 года руководит предприниматель Муса Салаватов) и 12 – от «Справедливой России» (республиканским отделением с 2014 года руководит депутат парламента Султан Денильханов).

В постсоветские десятилетия ислам в Чечне выступал в качестве основного инструмента выражения протестных настроений и социального недовольства среди молодежи. Сегодня общество Чечни жесткими, порой репрессивными методами находится в рамках одного направления ислама (суфизма), в связи с чем особую политическую значимость приобрела религиозная власть. В июне 2014 года муфтием республики стал Салах Межиев (заместитель предыдущего «пожизненного» муфтия Султана Мирзаева, ушедшего в отставку, по официальным сообщениям, в связи с состоянием здоровья). Межиев публично активен, осуждая представителей салафитского течения ислама в Чечне, называя их врагами и ислама, и светской власти республики.

Как отмечает правозащитная ассоциация «Агора», специфическим феноменом в Чеченской Республике за последние годы стала сетевая активность высокопоставленных чиновников (преимущественно в соцсети Instagram, моду на который зародил лично Рамзан Кадыров). Регулированию интернет-среды в Чечне уделяется большое внимание и в связи с использованием ее для провокаций, в том числе представителями чеченской диаспоры. Ключевыми фигурами, наделенными данной функцией, являются глава департамента внешних связей правительства республики Иса Хаджимурадов. Вместе с тем, социальные медиа часто используются для политических мобилизационных акций, в том числе демонстрации жесткой (вплоть до угроз насилием и оскорблений) неприязни к оппозиционерам и критикующим политику самого Кадырова гражданским активистам. Они находятся преимущественно за границами региона: независимых или тем более оппозиционных медиаактивистов Чечне практически нет.


Политическая элита



Ключевой политической фигурой в Чеченской Республике является Рамзан Кадыров, с которым большинство жителей на бытовом уровне связывают процессе послевоенного восстановления региона, улучшения социальной среди и благоустройства населенных пунктов. Также Чечня в масштабах Российской Федерации является территорией с одними из самых низких показателей числа самоубийств, разводов, социального сиротства, бытовой и уличной преступности (это объясняется доминированием в бытовой жизни этнических и религиозных традиций).

Однако даже индивидуальная неустроенность, связанная со слабым развитием бюджетной сети, высокой доли теневой экономики, коррупции и непотизма, не перерастает в коллективное протестное настроение. Непотизм – один из факторов. Определяющих политическое лицо региона: родственники Рамзана Кадырова занимают значимые позиции как в правящей элите республики, так и в чеченской общине в Москве.

Это, в частности, его мать Аймани Кадырова (председатель общественного фонда имени Ахмата Кадырова), сестра Зарган Кадырова (помощник главы по вопросам образования), дяди Хож-Ахмед Кадыров (председатель совета исламских богословов Чечни и Северного Кавказа) и Магомед Кадыров (советник главы), двоюродные братья Ислам Кадыров (руководитель администрации главы и правительства Чечни, ранее – мэр Грозного), Абубакар Эдельгериев (председатель правительства Чечни), Алибек Делимханов (командир батальона Внутренних войск МВД России «Север»), Адам Делимханов (депутат Госдумы от Чечни), Одес Байсултанов (заместитель министра по делам Северного Кавказа), троюродный брат Сулейман Геремеев (член Совета Федерации от исполнительной власти Чечни) и другие.


Кровными узами род Кадыровых связан также с представителями другой влиятельной на Северном Кавказе семьи Муртазалиевым, самым известным представителем которой является Сагид Муртазалиев, до 2015 года возглавлявший отделение Пенсионного фонда по Республике Дагестан (обвиняется в финансировании терроризма, находится за пределами России).

Статусные политики в республике связаны с Рамзаном Кадыровым не только кровными, но и дружескими узами. Это, в частности, председатель парламента Чеченской Республики Магомед Даудов (широко известный под неформальным прозвищем Лорд), который считается вторым по влиятельности человеком в регионе, мэр Грозного Муслим Хучиев, секретарь Совета экономической и общественной безопасности Чечни Вахит Усмаев, министр внутренних дел республики, генерал-лейтенант полиции Руслан Алханов, прокурор республики Шарпудди Абдул-Кадыров.

Близкие к Кадырову люди являются преимущественно выходцами из тейпа Беной. Другими яркими представителями этого тейпа, занимавшими весомые позиции в политической и экономической жизни Чечни в «нулевых» годах, являлись братья Ямадаевы: из шестерых трое убиты при различных обстоятельствах (в промежутке с 2003 по 2009 годы).

Известные представители других влиятельных тейпов, которые могли составить политическую конкуренцию Кадырову, также были выведены из публичной жизни: в частности, бывший мэр Грозного и вице-премьер правительства Чечни, представитель тейпа Чинхой Бислан Гантамиров, бывший президент Чечни, представитель тейпа Гендаргеной Алу Алханов, бывший командир батальона ГРУ Минобороны «Запад», представитель тейпа Кий Саид-Магомед Какиев и другие.

В настоящее время Чечня продолжает оставаться самым закрытым регионом России, которая имеет практически замкнутую экономическую и социально-культурную системы, а также мощные аппараты государственного насилия (в том числе идеологического). Вместе с тем, высокая степень односторонней зависимости от финансовых вливаний от федерального бюджета и государственных внебюджетных фондов, а также от влиятельных представителей чеченской общины в Москве позволяет сохранять стабильность данной системы. Поддерживается она также и авторитарным стилем руководства Чечни на фоне высокой степени одобрения населения.



Антон Чаблин, кандидат политических наук.

политики, упомянутые в СТАТЬЕ:

Глава Чеченской Республики
Депутат Государственной Думы РФ
Председатель Парламента Чеченской республики
Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации
Экс-управляющий отделением Пенсионного Фонда России по Республике Дагестан
Телеведущая телеканала "Дождь"
Глава Республики Ингушетия
Экс-глава МО ГО «Город Хасавюрт»
Председатель Духовного управления мусульман Чеченской Республики
Заместитель Председателя Правительства Чеченской Республики
Председатель Правительства Чеченской Республики
Первый заместитель Министра по делам Северного Кавказа
Мэр города Грозный
Секретарь Совета экономической и общественной безопасности Чеченской Республики
Аналитика
Итоги прямой линии Президента в исполнении Николая Гастелло

Возврат к списку